Сайт общественно-политической газеты Добровского района Липецкой области

КОГДА НАД СТРАНОЮ ГРЕМЕЛА ГРОЗА…

Иван Иванович Инютин.

Год назад в нашей газете был опубликован материал, ставший откровением для наших читателей. Немногие — даже в селе Большой Хомутец, где родился и вырос Иван Инютин, — знали, что он не только награждён орденом Александра Невского, но ещё и был представлен к званию Героя Советского Союза. Красноречивее всего говорил об этом наградной лист, который был также напечатан в газете.

И хотя в Интернете на сайте „Подвиг народа“  нашли потом копии и других наградных листов, редакция не распологала ни фотографиями славного земляка, ни какими-либо сведениями о его семье. Из областного военного комиссариата сообщили, что в Липецке живёт дочь, но точного адреса не было. Ничего не удалось узнать ни в местной школе, ни у старожилов села. Тем более Иван Иванович Инютин  похоронен в областном центре.

Казалось, поиск зашёл в тупик. И вот от Александры Михайловны Ступиной потянулась ниточка — сначала к дочери последнего фронтовика села Большой Хомутец В.И. Ступина, Галине Владимировне, потом уже к дальним родственникам, знакомым…

Оказалось, что в Добром живёт сестра героя, Мария Ивановна Ступина, с дочерью Тамарой Михайловной Грицаенко, которые сохранили много интересных фотографий.

Дошёл черёд и до семьи дочери Инютина — Ираиды Ивановны. Все эти годы её муж Александр Алексеевич и сын Максим собирали материалы о легендарном родственнике. Итогом стала их книга, в которой много фотографий, интересных фактов. Сегодня мы совершим путешествие вместе с Максимом по страницам его повествования.

ЭТИ ДНИ НЕ ВЕРНУТЬ

Свою книгу я делал с любовью, которую не успел высказать деду. Слишком мал тогда был по возрасту, потому и не всё мог понимать.  А теперь для меня главное — имя деда принадлежит не только  нашей семье. Это особенно чувствовалось 9 Мая, во время митинга на его родине, куда мы приехали. Потом мы пришли на открытие музейной комнаты в Дом культуры, и я вручил в дар землякам книгу.

Ещё в этом году были встречи в Добровском музее и Больше-Хомутецкой школе. Это тоже — дань уважения и памяти.

На расстоянии многое видишь по-другому.

…Ясное майское утро. Скоро приедет дедушка. Я подготовился: надел чистую майку, шорты. На голове у меня пилотка, которую сделал в школе.

И вот дед на пороге. Я подошёл к нему строевым шагом, хотя меня этому не учили, приложил правую ладонь к виску и отдал честь.

—Дедушка, — сказал я, — поздравляю тебя с праздником Великой Победы!

И крикнул:

—Ура! Ура! Ура!

Он обнял меня и поцеловал. На душе у меня стало радостно. За окном светило солнце, пели птицы. Мне было тогда восемь лет. А на календаре стояло число: 9 мая. И я не знал тогда, что есть ещё один памятный для всех день: 22 июня.

Бабушка тоже была участницей Великой Отечественной войны. На праздник она надевала свои ордена и медали, и мы ходили на площадь Героев к Вечному огню.

Я рисовал тогда, как советские танки, самолёты и пехота бьют немцев, и дарил ей свои картины.

Став старше, любил слушать воспоминания дедушки, как освобождали город Львов на Украине, как он подбил немецкий поезд, гружённый солдатами и техникой, как командир бригады его представил к ордену Александра Невского.

Самое страшное на войне — сигнал воздушной тревоги. Никто не мог предугадать, куда упадёт авиационная бомба. Осколками этих бомб у бабушки была изрешечена спина. Они были настолько мелки, что их не вынимали, бабушка продолжала жить вместе с ними.

Когда хоронили дедушку, столько народу в военной форме до этого я ещё не видел. Был солнечный мартовский день. Я вместе со своей двоюродной сестрой нёс впереди ордена на подушке. Военный оркестр играл траурный марш. Все плакали. На кладбище отдали последние почести подполковнику Инютину троекратным ружейным залпом. И вдруг в небе низко над нами — конечно же, это было случайно — пролетели два военных истребителя. Словно тоже прощались…

22 ИЮНЯ, РОВНО В ЧЕТЫРЕ УТРА…

О том другом памятном дне я узнал позже. Как его встретили родные деда? О чём думали?

Вот как вспоминает военное время сестра деда, Мария Ивановна Инютина (Ступина).

…Жили мы тогда в Липецке: я и сестра Аня работали, а Шура ещё была небольшая, ходила в школу.

В субботу вечером я приехала в Большой Хомутец. Двоюродная сестра попросила подомоседовать: ей в воскресенье надо было в Грязи по делам. Весь день ждала её. Приходит крёстная и говорит, что вроде бы война началась. А радио у нас в селе не было: слух прошёл. И если это правда, то  надо сына собирать на фронт.

Страшно стало. Ваня ведь военный. Сергей, старший, на Дальнем Востоке жил с семьёй. Как он там? И вот сестра явилась. „Ой, Маня, война.  Там, в Грязях, только разговоров, что немцы на нас  напали. Беда!“.

Вернулась я в понедельник домой, а там уж все окна в домах переклеены крест-накрест. За всю войну Липецк много раз бомбили.

Из Каменного карьера, где я работала, всех эвакуировали, и мы перешли на завод „Свободный Сокол“. Ездили на окопы, месяц под Ельцом жили. А потом нас, молодёжь, в Мытищи под Москву послали. Там завод большой разбили, и мы его целый год восстанавливали. А все мысли были о том, что там, на фронте: живы ли, здоровы ли мои братья.

Сергей как завербовался на Дальний Восток, так дома не был, оттуда на фронт ушёл.

Ваня в отпуск приезжал и, пока учился в Одессе, присылал письма и фотокарточки. Один раз вижу сон: самолёт летит, гудит… Думаю: известие какое. И приходит письмо:  Ваня сообщает, что ему звание лейтенанта дали. Из Сибири присылал нам аттестат — помогал деньгами. А уж когда на фронте находился, подолгу известий не бывало, но он старался по возможности сообщать о себе.

Летом сорок пятого мы переехали в Большой Хомутец. Сколько же горя у нас было! Хоть и Победа, а похоронки всё шли.  На Ивана и Василия Кошкаровых принесли домой  извещения, а их так ждали.

Михаил Ступин, за которого я замуж вышла, вернулся домой весь израненный: на Курской дуге был связистом. А его пять братьев погибли: Филипп, Андрей, Иван, Григорий, Василий. Один мой двоюродный брат Степан пришёл, а другие,  Иван и Василий, там остались…

И старший наш брат, Сергей, погиб. Остались у него две взрослые дочери, приезжали потом в Большой Хомутец…

Ваня сразу о себе дал знать: живой! В сорок шестом в отпуск приехал с женой. Всё село встречало. А о его верном друге Ване Зарникове сколько слёз было пролито.

Ивану было что самому поведать.

ПО СТРАНИЦАМ ВОЕННОЙ БИОГРАФИИ

Иван Иванович и Кенна Васильевна с однополчанами. Весна 1945 года.

После того как в 1937 году Ивана Инютина призвали в Красную Армию, он стал курсантом полковой дивизии Ленинградского военного округа, а когда 30 ноября 1939 года началась Финская война — так называемая Зимняя — с этого первого дня он уже, командир огневого взвода, участвует в боевых действиях в составе 70-й стрелковой дивизией 7-й армии Северо-Западного фронта. Там, на Карельском перешейке, находилась непреодолимая линия Маннергейма.

Здесь же он и встретился со своим другом-односельчанином Иваном
Зарниковым, командиром взвода разведчиков штабной батареи. Тот был старше Инютина на два года, опытнее. Наставлял младшего товарища, давал нужные советы. При взятии высоты, которая давала возможность взять Выборг, главный город обороны белофиннов, отличился и стал Героем Советского Союза.

13 марта 1940 года войска 7-й армии вошли в Выборг, с нашей страной правительство Финляндии заключило мирный договор.

В июле оба Ивана стали курсантами Одесского артиллерийского училища.

Началась Великая Отечественная война. Часть  курсантов из Одессы эвакуировали в Сибирский военный округ, в распоряжение Военного Совета Резерва Главного командования. Среди них был Инютин. Его друг Зарников оборонял Одессу, а потом Севастополь. В одном из боёв уже в 1942 году отважный артиллерист погиб.

Инютин войну прошёл от старшего лейтенанта до майора в должности от начальника штаба дивизиона до командира дивизиона на Воронежском, 1-м и 4-м Украинских фронтах. Освобождал Украину, Польшу и Чехословакию.

На Воронежском фронте получил  первую награду — орден Красной Звезды.

Потом орден Отечественной войны I степени. Дивизион, которым руководил капитан Инютин, освобождая Тернопольщину, уничтожил значительные силы противника: шесть артбатарей, четыре  миномётных батареи, две пулемётные точки, а в один из июньских дней отразил четыре контратаки пехоты и танков и подбил два танка.

Лето сорок четвёртого — напряжённое: немцы оказывают сильное сопротивление нашим войскам, упорно продвигающимся к западным границам.

Полк, в котором служил Инютин, объединили с двумя другими и образовали артиллерийскую бригаду.

В июле 1944 года капитан Инютин стал командовать 1-м тяжёлым дивизионом.

При освобождении Львова разведка дивизиона обнаружила эшелон противника. Был подбит паровоз и подожжён состав, гружённый боеприпасами и живой силой противника. Награда командиру — орден Отечественной войны II степени.

КОГДА БЫЛО ДО СМЕРТИ ЧЕТЫРЕ ШАГА…

Война — не время для любви. Но очень часто именно тогда, как в песне, „до смерти четыре шага“, встречаются двое, чтобы потом не разлучаться.

Тем же летом сорок четвёртого направили в дивизион радиотелеграфистку, младшего сержанта с необычным именем — Кенну Онучину. Она сразу обратила на себя внимание своей добросовестностью и смелостью. Была с севера, из Архангельской области. Имя — тоже северное.

Она прекрасно владела своей специальностью и могла работать в любых условиях. И потому когда в октябре, во время Восточно-Карпатской операции (овладение Дуклинским перевалом), дивизион попал в опасную ситуацию, выход был один: глубокая разведка. Наблюдательный пункт должен был находиться впереди нашей пехоты. Вместе с разведчиками командир Инютин послал Кенну.

Противник вёл сильный пулемётный огонь. Переползая с одного места на другое, Девушка доставила в полной исправности рацию и упаковку и в тяжёлой обстановке держала связь с командиром. Боевая  задача дивизиона была выполнена. Кенна  награждена медалью „За отвагу“.

Февраль 1945-го, Висло-Одерская наступательная операция. Радистка трое суток без перерыва держала бесперебойную связь с нашими дивизионами. Благодаря этому дивизионы вышли из окружения в полном составе.

Всем было трудно, и вдвойне —  ей, радистке. Мало того, что трое суток  не смыкала глаз, ещё и  обморозила ноги. Спасло только чудо.

Сама она не могла выйти из окружения. И тогда командир Инютин принял единственно правильное решение: снарядил пушку и сам отправился туда, где Кенна держала связь. На пушке и доставили радистку в дивизион.

За свой подвиг она была награждена орденом Красной Звезды.

Так на фронте родилась их семья. Вместе мои будущие дедушка и бабушка  и в Польше, и в Германии, и всё последующее время.

Одно только плохо: долго не было детей.

Когда Иван Иванович приезжал в отпуск на родину в Большой Хомутец, он всегда был окружён своими маленькими племянниками и их друзьями. Устраивал для них игры, делал шалаши, ходил на прогулки, дарил подарки и мечтал о дочке.

И только через много лет после войны родилась моя будущая мама.

ПОБЕДА УЖЕ БЛИЗКА

Супруги Инютины. Послевоенное время.

…Весна сорок пятого наступала. А с ней — и Победа. На пути к ней стояла неприступная крепость Кёнигсберг. И не только она.

Ещё одна важная операция — овладение Моравско-Остравским промышленным районом в Чехословакии. Этот район был очень дорог немецкому командованию. Говорили солдатам: „Если вы сдадите Моравскую Остраву, то потеряем Германию. От этого района зависит 80 процентов всей военной промышленности“.

С января по май 1945 года шли ожесточённые бои за Моравскую Остраву, а также за освобождение Польши (от города Ясло до рек Висла и Одер). За эти операции Инютину вручили орден Александра Невского. А позже представили к высшей правительственной награде — званию  Героя Советского Союза. Огнём его третьего тяжёлого дивизиона было уничтожено более 5000 солдат и офицеров противника, 89 танков и самоходных устройств, 146 автомашин и другого вооружения противника. За всё время существования артиллерийской бригады только двое было представлено к званию Героя: майор Инютин и командир тяжёлой батареи капитан П.В. Башмаков. За год и 9 месяцев огнём этой батареи уничтожено более 2600 солдат и офицеров противника, 24 танка, 63 автомашины и другого вооружения противника, предотвращено окружение наших частей, когда противник силой до 40 танков и бронетранспортёров пошёл в контратаку в апреле 1945 года в боях за Моравскую Остраву. Однако  им вручили в Москве  в июне сорок пятого ордена Красного Знамени.

В военном альбоме Ивана Ивановича хранится много фотографий его боевых друзей.

Это командир тяжёлой батареи  капитан В.А. Макаров  (у него орден Красного Знамени, орден Отечественной войны I степени).

Это и майор В.И.  Баринов, который  после войны  занимался разработкой документов по боевому применению ракетно-ядерного оружия, внесён в энциклопедию „Лучшие люди России“.

К сожалению, родного брата Ивана Ивановича — Сергея в феврале 1945 года убили в Восточной Пруссии. Похоронили гвардии рядового Сергея в братской могиле в Калининградской области. Тоже был артиллеристом, только в составе лёгкой артиллерии на 2-м и 3-м Белорусских фронтах.

Также не вернётся домой старший лейтенант П.Р. Сидоркин. Он погиб в бою с немецкими захватчиками в г. Дзедзице, в Польше, в марте 1945 года.

Артиллерийская бригада была награждена орденами Ленина, Красного Знамени, Суворова II степени и Кутузова II степени. А за освобождение городов Украины получила в их честь именование „135-я Армейская пушечная артиллерийская Днепропетровско-Жмеринская бригада“.

Более подробно о подвигах и пути бригады в книге „От Воронежа до Праги“. Автор — Юлия Федянина, внучка младшего сержанта старшего топографа батареи топографической разведки разведывательного дивизиона под командованием В.И. Баринова.

Много страниц в ней посвящено моему деду и его друзьям.

МИРНОЕ ВРЕМЯ

Добровский музей. Дочь героя — Ираида Ивановна (вторая справа) с сыном Артёмом и мужем Александром Алексеевичем (все в первом ряду).

…День Победы, который мой дед встретил в городе Кутна-Гора недалеко от Праги, наступил для него не девятого, а одиннадцатого мая. Именно до этого времени держались фашисты. Для артиллерийской бригады, где служили дед и его друзья М.Л. Шевченко, В.И. Баринов, А.А. Полуюфта, В.А. Макаров и М.П. Колосов, П.В. Башмаков, Н.И. Федянин, сын полка Игорь, война ещё не закончилась. Бои продолжались до конца мая.

Потом их перебросили на постоянное место пребывания в Тернопольскую область на Западную Украину на два года. На этой территории действовали бандеровцы. После службы на Украине — Польша, а затем Германия (город Потсдам).

Мой дед проходил службу в должности заместителя командира полка по строевой части. В 1951 году закончил Высшую офицерскую артиллерийскую школу в Ленинграде. А в  1956-м — Университет марксизма-ленинизма Вооружённых сил СССР. В 1958 году Иван Иванович вместе с супругой переехал в Липецк и через год уволился в запас в звании подполковника, отдав 25 лет службе в Советской Армии.

Кроме всех упомянутых наград, у деда ещё и второй орден Красной Звезды, медали „За боевые заслуги“, „За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.“, „За безупречную службу“ I степени. Награждён Чехословацким военным крестом, медалью  „За освобождение Польши“. А ещё у него очень редкая награда — армейский офицерский кортик.

Не так уж много прожил мой дед: родился 7 января 1916 года, умер 4 марта 1990-го. Однако он оставил яркий след в истории Великой Отечественной…

А теперь хочу сказать большое спасибо всем, кто помогал заново открывать  имя Ивана Ивановича Инютина — и прежде всего Добровской районной газете. Теперь он вместе с нами и  со своей малой родиной…

Максим БЕССОНОВ.

horoscop 2009 free online movies horoscop 2010 | horoscop saptamanal | horoscop zilic | horoscop |

Get Adobe Flash player
Актуально

В ПАМЯТЬ О ЛЮДЯХ ДОЛГА И ЧЕСТИ

Читать далее ->

Архив новостей
Декабрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  

Реклама

Мы в соцсетях

Вконтакте