Сайт общественно-политической газеты Добровского района Липецкой области

ИЗДЕРЖКИ СОВРЕМЕННОЙ ЭСТРАДЫ, ИЛИ О ЧЁМ ПОЁМ И ЧЕМУ МОЛИМСЯ

Любимые песни советская молодёжь распевала на прогулках сначала под гармошку, потом всё чаще под гитару.

Взяться за перо меня побудило высказывание одного из самых уважаемых священнослужителей нашего времени епископа Егорьевского Тихона (Шевкунова),  председателя Патриаршего совета по культуре, автора известной книги „Несвятые святые“. Вот оно: „Советские песни были продолжением молитв“. Полные глубокого смысла, они выражают самую суть песенного творчества, кажется, совсем недавно ушедшего прошлого. И тут есть над чем порассуждать и о чём подумать.

С ЛЮБОВЬЮ К РОДИНЕ И ЖЕЩИНЕ

Разумеется, песни-молитвы не рождаются на пустом месте. Они возникают в обществе, где царят высокая морально-нравственная обстановка, подлинная, по-настоящему неизбывная любовь к Родине, женщине-матери, близкой девушке, а потом и жене, где человек человеку друг, товарищ  и брат. Именно таким обществом и была наша страна в советское время.

Удивительные по красоте и певучести мелодии вкупе со словами, полными искренних чувств, были неотъемлемой частью жизни народа, его душой. И Родина в этом ряду стоит на первом месте. Люди старшего поколения помнят:

Мне на этом свете ничего не надо,

Только б в лихолетье ты была жива…

Это о ней, о Родине. И ещё:

Была бы наша Родина богатой, да счастливою,

А выше счастья Родины нет в мире ничего!

Песни на эту тему можно приводить бесконечно. И они не были однодневками. Их пели многие поколения советских людей. И совсем не случайно, когда Москве в середине 90-х потребовался гимн, его взяли из того, советского, времени. Написанная великим И. Дунаевским на слова популярного поэта М. Лисянского в 1951 году, песня пришлась ко двору не очень патриотическому тогдашнему времени. И когда под сводами дворцов звучало:

И врагу никогда не  добиться,

Чтоб склонилась твоя голова,

Дорогая моя столица!

Золотая моя Москва!

— весь зал вставал, заставляя вставать ненавидящих всё советское либералов.

Между прочим, подходящую случаю песню искали долго, ибо в обстановке тогдашнего безвременья её просто не было и не могло быть. Оставшимся наедине с бедою людям было не до песен. Да и пришедшие к новой власти деятели, обещавшие им ранее райскую жизнь, стали открытым текстом заявлять: человеку в рыночных отношениях никакая родина не поможет — он должен во всём рассчитывать только на свои силы. Вот так и остались тогда люди без чувства Родины и без песен на эту тему.

ПАТРИОТИЗМ — НЕ В МОДЕ?

А к старым патриотическим песням многие и сегодня относятся с прохладцей, а то и откровенно предвзято. И говорю об этом совсем не голословно. Два года назад смотрел музыкальную передачу „Достояние Республики“, в которой, как известно, обсуждали достоинства советских песен и тут же расставляли их по местам. Так вот, „Летят перелётные птицы“ известных на всю страну композитора М. Блантера и поэта М. Исаковского заняла последнее, десятое место. Вердикт публики, среди которой находились и люди среднего возраста, таков: бездарная по музыке и тексту, созданная по заказу властей агитка.

После этой передачи я неделю ходил с камнем на сердце, всё думал: как могло случиться, что песня, да непросто песня, а песня-молитва с такой удивительной мелодией и насущными для сегодняшнего времени словами:

А я остаюся с тобою,

Родная моя сторона.

Не нужно мне солнце чужое,

Чужая земля не нужна!

— бывшая любимой всем народом  за искренние чувства верности Отчизне, при  исполнении которой подкатывал к горлу солёный комок, — стала для многих сегодняшних россиян пустым звуком? Неужели и впрямь отголоски давно канувших в лету лихих 90-х до сих пор живут в душах некоторой, пусть малой части, моих современников? Печально думать, что такое может быть истиной.

Впрочем, это касается не только патриотических песен. За последнее время не слышно хороших голосов о самых близких нам людях — матерях. Кто помнит ныне шедевры:

К нежной, ласковой самой

Письмецо своё шлю:

Мама, милая мама,

Как тебя я люблю.

 

Поговори со мною, мама,

О чём-нибудь поговори,

До самой полночи, до самой,

Мне снова детство подари!

 

Я готова тебе, дорогая,

Не платок, даже сердце отдать!

А тогда эти откровения звучали по всем каналам радио и телевидения.

Что касается советских песен о любви, то о них можно говорить часами. В них, пожалуй, больше всего проявлялась молитвенная сущность бытия. Женщины для мужчин моего поколения были богинями, без которых не было, да и не будет на этом свете ни великой силы любви, ни самой жизни. О них сложено столько удивительных песен! Вот их лишь самая малая толика:

Я склонюсь над твоими коленями,

Обниму их с неистовой силою.

И слезами, и стихотвореньями

Обожгу тебя, нежную, милую…

 

Сотни ночей прошагаю тревожно,

Только б с любимою встретить зарю…

 

Слишком мало сказать,

Что в тебя я влюблён,

Я тебя больше жизни люблю…

ГДЕ ОНИ НЫНЕ, ТЕ ПРЕКРАСНЫЕ ПЕСНИ О ЛЮБВИ?

За тридцать лет вседозволенности мы растеряли многое из понятий о настоящей любви и семейных ценностях. Окрылённые в те же 90-е всеобщей свободой, мы стали свободны и в отношениях с женщиной. Приобретя на этой почве крылья, мы резко взмыли вверх и оказались на первом месте в мире по разводам. К тому же пришедшая в страну система всеобщего потребления принесла с собой и потребительское отношение к подругам жизни. Извечное чувство любви заменил голый секс. Какая уж тут любовь, когда просто секс много удобнее. Никаких тебе забот и обязанностей — одно удовольствие: пришёл, увидел, потребил и пошёл потреблять дальше. А вместе с этим и никаких песен-молитв о любви. Чему молиться-то, свальному греху?

Вот и узнаём сегодня, что у многих исполнителей современных песен по 5-6 мужей и жён, примерно по столько же внебрачных детей. Прекрасный „пример“ для подражания. Ну чем не Содом и Гоморра? В советское время подобных „артистов“ держали бы от сцены на расстоянии пушечного выстрела, а тут — нате вам: и деньги, и слава, и почёт! И служат они не Господу Богу, а Мамоне — денежному мешку. Ему и молятся!

И это пришло к нам не сегодня и не вчера, а без малого тридцать лет назад. Тогда многими отраслями управляли уголовники. Не обошла эта планида и самое массовое из искусств. Кто забыл об этом, напомним.

Одним из таких корифеев тогдашней эстрады стал Ю. Айзеншпис. Отсидевший в своё время за фарцовку и валютные махинации 17 лет, он по выходе из тюрьмы сразу оценил, где можно зашибить деньгу, и подался, конечно же, в мир вокала. Нет, не петь, а делать из обыкновенных людей „артистов“. И делал. Это он раскрутил в своё время Диму Белана, Катю Лель, ныне совершенно забытого безголосого Влада Сташевского. Между прочим, в кругу своих единомышленников Айзеншпис похвалялся: дайте мне козу с бубенчиком, и она запоёт.

Кумира баловней случая нет, но дело его живёт: питомцы и последователи яркого представителя уголовного мира во множестве прыгают сегодня по всем подмосткам современной эстрады. Послушаешь иных-прочих — и правда: козы с бубенчиками.

Нелишне напомнить: играя на низменных страстях публики, Айзеншпис требовал от своих питомцев постановку этой темы в центр всей сценической деятельности. И ещё об одном. С лёгкой руки покойного на сцену полезли его бывшие коллеги по тюремным нарам. И зазвучали на всю страну песни о Таганке, Бутырке, тюремной любви и верности „падших ангелов“. Исполнители „Лесоповала“ стали пользоваться особой популярностью среди молодёжи.

Эстрада в это время „поумнела“ настолько, что появились авторы, сочиняющие одновременно и текст, и музыку. Однако в большинстве их произведений, заполонивших сцену, нет ни того, ни другого. Так называемая попса и поныне воспроизводит песни, лишённые всякого смысла. Зачастую всё сводится к повторению одного и того же куплета по 5-6 раз.

АВСТРИЕЦ ШУБЕРТ И „ФРАНЦУЖЕНКА“­­-БУЛКА

Как-то взялся поискать в этой мешанине что-нибудь путное. И знаете ли, нашёл — — мелодию песни „Как упоительны в России вечера“ А. Добронравова. Но её слова, написанные В. Пеленягрэ, повергли в такое уныние, что долго не мог успокоиться. В тексте из четырёх куплетов оказался простой набор слов, имеющих к теме весьма отдалённое отношение. Вот эти слова: шампанское, переулки, лето, забавы, прогулки, красавицы, лакеи, юнкера, вальсы Шуберта, хруст французской булки, лето, сон, любовь-игра, порывы, объятия, тот и этот свет. Это даже не „в огороде бузина, а в Киеве — дядька“, а что-то невообразимое. А приплетённые ни к селу, ни к городу австриец Шуберт и „француженка“­­-булка, они-то здесь зачем? Вот и пой после этого приглянувшуюся мелодию?

И, наконец, о манере исполнения. На сценах идёт бессмысленная толкотня. Все кругом бегают, подскакивают, создавая шумовой эффект, визжат, разве что не хрюкают. Но, похоже, и это не за горами.

Ну как тут не вспомнить знаменитых в своё время И. Козловского, С. Лемешева, К. Шульженко, М. Бернеса, М. Кристалинскую, А. Герман. Они не корячились на сцене, не поднимали ног выше головы. Они пели, да так, что их голоса (не телодвижения) до сих пор являются уникальными. И это понятно, ибо настоящий талант не нуждается ни в подтанцовках, ни в каком-либо другом антураже.

Допускаю, что моё мнение об издержках современной эстрады кто-то посчитает не совсем убедительным. В этой связи позволю себе привести две цитаты людей известных и страной уважаемых, опубликованных в центральной печати. Между прочим, их авторы народные артисты России.

Первая — близкого к президентским кругам знаменитого кинорежиссёра С. Говорухина: „Я попсу терпеть не могу. В ней нет ни нормальной мелодии, ни текста, ни общего смысла — ничего! Если почитать „стихи“, на которые написано большинство попхитов, — это же просто ночной кошмар. Я ненавижу бездарность и глупость, которыми полна так называемая популярная музыка. Более того, я уверен: попса не развлекает, а отупляет молодое поколение“.

Вторая — поэта и певца М. Ножкина: „Чему подпевать? Я всегда говорю нашим попсовым звёздам: издайте тексты шлягеров последних 25 лет. Ну самых-самых. Затем возьмите и прочтите книгу — обсмеётесь. Там же нет ни одной мысли. Всё об одном и том же кричат, воют, стонут. О чём поют? Колотушка сплошная, 120 децибел. И уже неважно, о чём речь. Артист на сцене дрыгается, зал дрыгается. Человек как зомбированный. О каком искусстве тут говорить“.

Такие вот высказывания.

Завершая тему, от себя добавлю: пока в нашей жизни всё решают деньги, пока потребительство возводится в ранг государственной политики, а по подмосткам сцен скачут козы с бубенчиками, песен-молитв в нашей стране не будет. Ну не рождаются они на ниве рыночных отношений, унавоженной постулатами эгоизма, жаждой наживы, философией „бери от жизни всё, что можешь“. Не рождаются и не могут рождаться в принципе.

Не потому ли, когда душа требует красивой мелодии с ложащимися на сердце словами, страна поёт советские песни. Те, которые, по словам епископа Тихона, являются продолжением молитв.

Виктор КУЗЬМИН.

horoscop 2009 free online movies horoscop 2010 | horoscop saptamanal | horoscop zilic | horoscop |

Get Adobe Flash player
Актуально

ВЪЕЗД В ЛЕСА РЕГИОНА ОГРАНИЧЕН

Читать далее ->

Архив новостей
Июнь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

Реклама

Мы в соцсетях

Вконтакте