Памятные даты

ДО ПОСЛЕДНЕГО ДЫХАНИЯ

Утро второго марта 1969 года в городе Имане, что на Дальнем Востоке, началось с военной тревоги.

Учебная
боевая
?“ — уточнил лейтенант Александр Строков у звонившего ему по телефону
дежурного.



Нет, тревога была самая настоящая.
Только собрался — а в мыслях одно: как быть с семьёй, с полуторагодовалой
Наташкой и четырёхмесячным Денисом, — на пороге боец с секретным пакетом: такие
хранились у командования в сейфе на случай исключительных обстоятельств и
должны были вручаться именно в такой момент. 
И вот он, кажется, наступил.

Поздним вечером того же дня на границу,
на остров Даманский, который был в двух часах езды на машине по льду,
отправилась особая группа. Об этом и вспоминает ныне капитан II ранга Александр Сергеевич Строков, наш
земляк.

— До трёх часов ночи уже третьего марта
мы выполняли особое и вместе с тем печальное задание. Извлекали из протоки реки
Уссури тела пограничников во главе с начальником заставы, убитых китайцами,
перешедшими границу. На руках переносили погибших к машинам. Я нёс Ивана
Стрельникова и не верил себе. Неужели мы больше не обмолвимся с ним ни единым
словом? Мой друг, мой земляк. И как теперь сказать об этом его жене Лиде и
детям?

Тело Ивана было, как и другие, не просто простреляно пулями, но ещё и исколото штыками. Можно ли было спасти пограничников? И если даже можно, как? весь день второго марта остров был под перекрёстным огнём китайцев. Лишь к полуночи они ушли. Мы обнаружили тогда только восьмерых погибших. А девятого, секретаря комсомольской организации заставы, раненого, китайцы забрали с собой. Им дали срок: 14 марта отдать его, и они отдали — уже неживого…

Были и другие погибшие. На заставе, на
кухне, двух пограничников лет 18-19 убили. По-хозяйски чувствовали себя в тот
день…

Похоронили Ивана в Имане со всеми
воинскими почестями. А Бойцов — в одной братской могиле. Поставили обелиски.
Позаботились о детях, родных и близких. Но кто мне вернёт моего друга?

Я 
с ним познакомился сразу,  как
только прибыл в Иман. А до этого окончил военное училище, попал во флот,
сначала на Чёрное море на крейсер „Кутузов“, а в 1965 году на Дальний Восток,
на реку Амур. Там стояли наши бронекатера с новейшими ракетными установками.
Команды их, морские пехотинцы, обладали всеми военными навыками. Зимой, когда
катера вмерзали в лёд, команды переходили в казармы, а мы, офицерский состав,
жили на квартирах с семьями.

Со Стрельниковым мы быстро подружились:
почти ровесники, он чуть меня постарше. Когда стали поближе, однажды
разговорились:

Ты
откуда, Иван?Я вот изДобро-вского района, из Каликина.

—А
я из Большого Хомутца, ёлки зелёные! Вот здорово! Земляки!

Так мы и называли себя земляками. Каким
Иван был? Мужественным, смелым, настойчивым. За своих подчинённых горой. Умный,
всё взвешивал, как лучше поступить. Приказ есть приказ: и он его получал, и сам
подписывал — но поступал так, как выгоднее для подчинённых. И потому очень
часто становился неугодным для начальства, требующего выполнить приказ любой
ценой. У Ивана всегда был в таком случае вопрос: „По инструкции по-другому, а
почему в приказе так?“ Он, как никто иной, осознавал ситуацию, в которой
находился. Ведь остров Даманский был под прицелом двух китайских дивизий, а с
другой стороны наши катера-ракетоносцы. Малейшая искра в отношениях с местным
населением на советско-китайской границе — и может рухнуть мир. Китайцы через
пограничную реку Уссури ходили на Даманский как к себе домой — за хворостом,
рыбу ловить. Но это на побережье, а вглубь уже нельзя. Вот так незаметно хотели
стать своими на острове. Стрельников это видел и был неуступчив, любую их
вылазку пресекал, убеждал, уговаривал, а порой дело доходило до драки. Но
только Боже упаси браться за оружие. Один выстрел — и всё. Тем более именно в
те годы ранее дружественные отношения двух стран были нарушены. И китайцы
откровенно шли на провокацию. В феврале они выставили чучело с табличкой
„Стрельников“ и сожгли. Это был первый знак, что готовится расправа с
командиром заставы. Он понимал это и в тот момент, когда на острове появилась
большая толпа нарушителей с флагами и транспарантами, он с бойцами вышел
навстречу им, пытаясь не поддаться на провокацию и не начать стрелять первыми.
И он выполнил свою задачу…

В донесении с заставы острова Даманский
в штаб Краснознамённого Тихоокеанского пограничного округа были и такие строки:
„Смело и решительно отражая натиск китайских провокаторов, советские пограничники
показали образцы непоколебимой стойкости, мужества и воинского мастерства.
Несмотря на внезапность нападения, никто из советских пограничников не дрогнул,
не испугался опасности в боевой обстановке.

Героически вёл себя начальник заставы
лейтенант И.И. Стрельников. Он сражался до последнего дыхания. Это был
талантливый командир, отличный воспитатель, любимец всех солдат. Он сумел
создать крепкий коллектив, воспитать у пограничников высокие политические и
морально-боевые качества“.

Наш земляк Иван Стрельников, удостоенный
звания Героя Советского Союза, в одном ряду с защитниками Отечества всех времён
и поколений.