Культура Творчество читателей

Дух в булке

Не делай добра, не получишь и зла?

Суббота всегда начиналась так. Второклассник Максим Архангельский потягивался в кроватке, сделанной в форме машины. При этом она скрипела, как старая телега. Потом, когда вся семья проснётся и позавтракает, можно будет побегать, спеть громкую песню и отнять у сестры половник, чтобы засунуть его в туловище разобранного на запчасти пупса, — разобранного ещё вчера, руки-ноги отдельно, голова в тумбочке. Потом погонять на детской машинке. Она куплена для сестры, но Ксеньке год, и она ещё не умеет на ней кататься, а Максим показывает чудеса скорости, разгоняется и тормозит перед самой стеной или резко сворачивает за угол, иногда отрывая руль или падая на крутом вираже. Ухх!
В субботу всегда ездили в супермаркет за продуктами. Макс не терял надежды получить новый журнал или пакетик сухариков. И ещё нравилось помогать маме: взвешивать фрукты и приклеивать штрих-коды.

Сестрёнка сидела в тележке, сосала соску и часто ныла. Вот и сегодня, за три дня до Рождества, было всё как всегда.

Родители обсуждали, сколько покупать шашлыка, вечером собирались на дачу и ожидали гостей. Макса, чтобы не мешал, отправили в хлебный отдел. Как говорится: ничто не предвещало…

Максим имел слабое представление о том, как выбирать хлеб. Какой лучше: белый или чёрный? Сначала он взял большой румяный каравай, понюхал его, присмотрелся: хлеб оказался с семечками. Ну, нет. Потом взял чёрный нарезанный, на нём была этикетка с названием «Здоровичок». Максим вспомнил, как однажды мама купила мюсли «Здоровье», оказалась редкая гадость, — вернул хлеб на полку.

Выбирать надоело, так что Макс принялся тыкать пальцами во все батоны подряд. Одни были мягкие, другие не очень. И вот в самой глубине полки палец наткнулся на что-то твёрдое. Почти как камень. Ого! Интересно. Макс по пояс забрался на полку и достал булку, длинную, как самурайский меч. Будет весело устроить дома с папой сражение! Выбор был сделан.

Родители с тележкой продуктов и Ксенькой, восседающей на всем этом как царь горы, уже были на кассе.

—Где тебя носит? — нервничала мама. — Нас уже пробивают. Клади булку на ленту!
Разумеется, если бы было чуть больше времени, мама тщательно осмотрела бы принесённый хлеб. И не хлеб вовсе, а батон, да к тому же чёрствый. Но в спешке она ничего не заметила. Батон пробили и сложили в пакет с остальными продуктами. Именно так он оказался у Макса дома. И дальше началось совсем необъяснимое.
По дороге сестра уснула, и родители аккуратно перенесли её в кроватку и решили тоже устроить себе тихий час. Хотя Макса спать не заставляли, ведь он был уже школьником, тихий час распространялся и на него, нужно было сидеть тише воды ниже травы.

От скуки Максим начал разбирать продукты. „Вот мама удивится! — рассуждал он. —Ведь она не спрятала молоко в холодильник. А я молодец!“ Когда продукты были разложены, на дне оставался только чёрствый батон. Макс про него успел забыть и сейчас очень обрадовался, вспомнив про самурайский меч, и принялся размахивать булкой, не забывая про осторожность в обращении с холодным оружием. Как вдруг его меч налетел на табурет.

Раздался треск, повалил дым, и Макс зажмурился в ужасе, решив, что табурет не подлежит восстановлению, а вместо табурета скоро будет стоять его выпоротая попа… Но дым рассеялся, наступила тишина, и даже мама не проснулась.
„Пронесло“, — решил Максим и открыл сначала левый, а потом и правый глаз. Табурет стоял на месте невредимый. А от меча осталась в руке только рукоятка. Большая половина уныло моталась, удерживаемая от падения целлофановой плёнкой, в которую был замотан батон.

Не успел Максим ничего подумать, как откуда-то снизу раздался писклявый голосок: „О, повелитель! Я томился в заточении почти целый немыслимо длинный год, пока ты не освободил меня!“ Максим посмотрел под ноги и заметил синюю мышь.
—А-а-а!.. — завопил Макс и запрыгнул на табуретку. Он не стал топтать мышонка, как вы догадались, потому, что был против жестокого обращения с животными. Ну и, надо признаться, босиком топтать кого бы то ни было неприятно.
—О, повелитель! Откуда ты знаешь моё имя?! — удивился синий мышонок.
Максим на всякий случай обернулся. Но нет. За спиной никого не было, и мышонок обращался именно к нему.

—Я?.. Знаю? Твоё имя?!

—Ты сказал „Ааа“ — так меня зовут. Ещё когда я был обычным мышонком и жил на хлебзаводе номер 11, все люди, которые меня видели, радостно кричали „Ааа!“, прямо как ты.

—Говорящая мышь… — сказал сам себе Максим. — Наверно, я незаметно заснул.
—О, господин! Должен тебя разуверить, ты вовсе не спишь. Ты бодр и полон сил и освободил меня из заточения, теперь ты мой повелитель, скажи, чего ты хочешь? Я всё исполню!

Максим почесал затылок, медленно спустился с табуретки и присел на неё.
—Хочешь сказать, что ты джинн?

—Я — дух булки, — поклонился мышонок.

—Стесняюсь спросить, а как ты попал туда?

Крохотный синий джинн вздохнул и, печально покачав мордочкой, пискнул:
—Я был юным неопытным мышонком. Однажды я спешил домой из мышиной школы и решил сократить путь через цех, в котором ни днём, ни ночью не прекращали двигаться механизмы, замешивающие тесто. Ах, если бы я слушался свою маму и пошёл безопасной дорогой, ничего бы этого не произошло!.. Но я был непослушным, и случилось несчастье. Я поскользнулся и упал в чан…
—Так ты умер? Значит, ты привидение, а в моей булке — дохлая мышь?!
— О нет, господин. Разумеется, всё было бы так, случись оно в обычный вечер. Но дело было в канун Рождества — праздника, в который происходят чудеса. И я не погиб, а стал добрым джинном! А после того, как выполню три твоих желания, я вернусь к мышиному народу и буду следить за тем, чтобы мышата слушались своих мам и пап.

—Вот это да… Значит, три желания? — уточнил Максим.

—Три, мой повелитель, — подтвердил синий мышонок.

—А, скажи, пожалуйста, а можно пожелать, чтобы ты исполнил сто миллионов

моих желаний?

—Увы, мой господин, это невозможно. Желания только три.

—А могу я пожелать волшебную палочку?

—Увы, нет, — терпеливо ответил джинн.

—Скатерть самобранку?

— Нет.

—Шапку невидимку?\

—Нет.

—Сапоги-скороходы?..

— Нет.

— …?

—Никаких сказочных атрибутов, извини. — Прервал поток его красноречия джинн. — Можешь спокойно обдумать свои желания, я не тороплю. Единственное условие: ты должен загадать их до Рождества.

Этой ночью Максим долго не мог заснуть, ворочался с боку на бок, бился коленками о стенки машины-кровати, словно неведомая сила мотала его из стороны в сторону. Кровать скрипела и стонала как ретро-автомобиль на ухабах.
— Придумал желание, о, мой повелитель? — спросил джинн, когда Максим среди ночи потёр булку.

—Нет… Точнее придумал несколько, но я не уверен…

—Рассказывай, господин, я с удовольствием исполню твои мечты! — пропищал дух булки.

—Я хочу айфон. Ещё объёмные кожаные наушники и часы Романсон.
— Многоуважаемый Максим! У тебя ещё есть время подумать. Ведь такой шанс выпадает только раз в жизни! Ты можешь изменить мир! Спасти чью-то жизнь! Сделать что-то великое!..

—Ну, хорошо. Романсон можно поменять. Хочу, чтобы мы всей семьей съездили

на море.

—На какое именно?

— Всё равно.

— А если это будет море Лаптевых? — уточнил мышонок.

— А это где?!

—Лаптевых море расположение между полуостровами Таймыр, островами   Северная Земля и Новосибирскими островами. Обитатели: морж, морской заяц, нерпа, голец, нельма, таймень, окунь, осётр, стерлядь, — сообщил мышонок. И добавил: — Кстати море Лаптевых названо в честь русских исследователей братьев Лаптевых, это одно из самых суровых арктических морей! Оно почти круглый год покрыто льдами, а полярные день и ночь длятся по 5 месяцев.
—Ого! Что-то я не хочу плавать в таком море! — воскликнул мальчик. — Я в теплом хочу!
— Пойми, мой повелитель, важно четко формулировать свои желания! … А сейчас лучше ложись спать, ведь утром идти в школу, а ты должен быть бодр и полон сил, чтобы хорошо учиться и радовать маму хорошими отметками.
— А ты хочешь спать? — поинтересовался Максим.

— Я… Не важно, чего хочу я. Всё равно моё желание невыполнимо, — грустно сказал синий мышонок Ааа, и кончик его хвостика задрожал.
—Почему невыполнимо, ты же волшебник и можешь исполнять желания!
—Чужие желания, но не свои… Я вынужден быть рабом чужих желаний.
Этой ночью Максиму снились тревожные сны про булки, мышей и кожаные наушники. А проснувшись, мальчик понял, что определился и вызвал джинна.
—Ааа, я желаю, чтобы у меня был айфон, чтобы мы семьёй съездили отдохнуть в Сочи, и третье желание…— Максим перевёл дыхание.

— Слушаю тебя, о, повелитель.

—Моё третье желание, чтобы ты мог исполнить своё собственное желание! — наконец произнёс он и просиял.

—Моё желание? — не поверил Ааа. — Ты готов потратить целое последнее желание на меня?..

— Да. Это ведь не запрещено правилами?

— Не запрещено.

— Тогда исполняй, Ааа! — светловолосый мальчуган от волнения не мог спокойно сидеть и подпрыгивал в кровати, отчего та издавала жалобный скрип.
И тут комнату заволокло синим дымом, никаких устрашающих звуков вопреки ожиданиям Макса не раздалось, просто сизый дым заполз в комнату и также тихо исчез, не оставив после себя ничего: ни айфона, ни мышонка.
Максим ошарашено осмотрел комнату ещё раз. И ещё раз… Но всё было без изменений.
В Сочи они съездили и без вмешательства волшебной силы, айфон Максиму тоже подарили, в конце учебного года за хорошие отметки, а мышам мальчик больше не верил, как и не верил в то, что кто-то придёт и исполнит его желания. Ему на всю жизнь стало ясно одно: главное — это чётко понять, чего ты хочешь, сформулировать своё желание и сделать всё необходимое для его исполнения, например, хорошо учиться в школе.

Анна ХАРЛАНОВА.