Общество

Они сражались под Файзабадом. Сегодня —День воина-интернационалиста

15 февраля в стране отмечается День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества. В начале 80-х в далёкой горной стране принимал участие в боевых действиях офицер Сергей Матюнин, кавалер ордена Красной Звезды.

АЛМААТИНЕЦ ПО ИМЕНИ СЕРГЕЙ

—Офицером с детства хотели стать? — без тени сомнения спрашиваю у Сергея Александровича.

—Нет, — неожиданный ответ. — И в семье военных не было. Родился я в Алма-Ате. Тогда, во времена Советского Союза, в столице Казахской Республики много русских было. Однажды (мне лет пятнадцать-шестнадцать) гуляли с отцом по городу и увидели в центральном парке выпуск Алма-Атинского высшего общевойскового командного училища. И как-то сразу родилась мечта стать офицером. После школы в это училище поступил и успешно окончил.

Год 1980-й выдался очень ярким и насыщенным. Новоиспечённого лейтенанта направили во Вторую гвардейскую мотострелковую дивизию — Таманскую. Комвзвода Матюнин начал службу в подмосковном Алабине.

В числе большой группы военных посмотрел Олимпиаду. Ну как посмотрел: в качестве одного из „пикселов“ живого „экрана“. Так в то время показывали картинки на трибунах: по команде надевали соответствующего цвета футболки и кепки.

Летом 1982-го женился.

—Познакомились с Мариной на свадьбе наших общих друзей, — вспоминает Сергей Александрович. — Я — со стороны жениха, а она — со стороны невесты.

В следующем году в семье случилось пополнение: родился сын (сейчас Александр Сергеевич — адъюнкт Военно-космической академии имени Можайского, капитан). А в октябре 1983 года старшего лейтенанта Матюнина направляют в Афганистан.

И СНОВА ГОРЫ

— Не боялись? — задаю прямой вопрос.

—Когда выбираешь службу с оружием в руках, морально готовишься к возможным боевым столкновениям, — отвечает Сергей Александрович. — Нет, страха и даже сомнений особых не было. Нам тут сразу дали квартиру, решил, что и деньги буду все перечислять жене на счёт. То есть за семью не переживал. А в училище и готовили именно для ведения военных действий в условиях горной местности. Под Алма-Атой постоянно тренировались в горах: до четырёх тысяч метров поднимались. У меня и значок „Альпинист СССР“ есть.

Сергей Матюнин прибыл в 860-й мотострелковый полк на замену офицера, отслужившего положенных два года. По дороге немного переживал: как примут его, командира роты почётного караула, „таманца“, боевые офицеры, да ещё в по-настоящему легендарном полку?

Когда руководство СССР приняло решение о вводе советских войск в Афганистан, командование 860-ого полка получило в декабре 1979 года приказ о передислокации на выделенный участок ответственности — в столицу удалённой северо-восточной провинции Бадахшан — город Файзабад.

В период с 24 декабря по 27 декабря полк совершил без потерь (!) переход по Восточному Памиру, преодолев десять (!) высокогорных перевалов. Один из них, Ак-Байтал — самый высокогорный перевал на территории СССР (4655 метров).

—Этот уникальный переход вошёл в учебники, — говорит Сергей Александрович. — Его можно сравнить разве только с переходом Суворова через Альпы.

А встретили меня хорошо, зря я волновался.

По традиции три бутылки водки, привезённые „заменьщиком“, распили вместе со всеми офицерами первого батальона, базирующегося на месте старой крепости Бахарак. Вместо рюмок — предохранительные колпачки с запала неуправляемых ракетных снарядов.

ГОРЯЧАЯ ТОЧКА

—В первые дни принимал дела, оружие, технику, имущество, знакомился с личным составом, — вспоминает Сергей Александрович. — В роте все на тот момент были уже „обстрелянные“ — опытные.

О службе мой собеседник говорит как-то скупо, буднично. Ну да, два-три раза в месяц были „реализации разведданных“, то есть по информации разведчиков устраивали засады, делали всё возможное, чтобы не прошли бандиты, не провезли оружие, наркотики. Ну да, часто были и столкновения. Ну да, и в бой не раз вступали. Наконец, не выдерживаю:

Орден Красной Звезды и медаль „За отвагу“ просто так не дают!

Сергей Александрович смущается ещё больше:

—По совокупности, так сказать…

Давно, кстати, заметил: мужественные и бесстрашные на поле боя, да и на трудовом фронте тоже, очень не любят говорить о себе.

Впрочем, в нашем случае достаточно одного того факта, что за два года командования мотострелковой ротой в ней не было боевых потерь.

Но куда деться от русского „авось“? Пятеро погибло в результате разрыва миномёта: забыл боец, что заряд уже в „трубе“, и добавил ещё один… И ведь совсем не „зелёный“, „обстрелянный“…

—Недавно прибывших ещё месяц-полтора „доучивали“ на месте — в операциях они не участвовали, — рассказывает Матюнин. — На что больше всего обращали внимание? На боевую подготовку, конечно. Но и, к примеру, на гигиену тоже. Вши, клопы, мыши и крысы — всё бывало. С паразитами боролись беспощадно.

С питанием — никаких проблем, с водой — тем более: в высокогорной речке она отменного вкуса и качества. Климат, конечно, там суровый, зато красота вокруг удивительная, особенно весной.

Среди наград Сергея Матюнина есть медаль „Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа“.

—И как складывались отношения с этим „благодарным“ народом? — интересуюсь.

—Восток — дело тонкое, — улыбается ветеран. — Многие действовали по принципу: и нашим, и вашим. Приведу пример. Перед началом операции мы обязаны были информировать местные власти. А потом: данные-то есть, а каравана нет.

С другой стороны, и на базар без проблем постоянно ходили, чтобы приобрести подарки родным или прикупить какие-либо продукты к праздникам. Дни рождения, кстати, обязательно отмечали.

БОЕВОЕ БРАТСТВО

Капитан Сергей Матюнин вернулся в Россию в 1985-м. Был начальником штаба мотострелкового батальона в Кантемировской дивизии, а с 1988 года возглавлял Добровский военкомат. В 2003-м, как сказано в документе, уволен в запас по причине достижения предельного для военной службы возраста. В последнее время отвечает за мобилизационную подготовку в районе.

—Конечно, Афганистан не забыть, — говорит Сергей Александрович. — И не столько сама служба врезалась в память, сколько ощущение боевого братства: когда ты отвечаешь за жизнь своего товарища.

И неслучайно „Боевое братство“ — название общероссийской организации ветеранов локальных войн и военных конфликтов, районное отделение которой возглавляет Сергей Матюнин.

Есть и ещё одна общественная организация, в которую входит мой собеседник, чем, несомненно, гордится. Это боевое содружество „Бадахшан“. Его основу составляют ветераны 860-го отдельного мотострелкового Псковского Краснознамённого полка.

—Ежегодно собираемся, — подчёркивает Сергей Александрович. — В основном в Подмосковье: со всей страны приезжают однополчане.

***

Объективную оценку почти десятилетней афганской воины историкам только предстоит дать: не будем сейчас спорить о причинах и далеко идущих последствиях и для нашей страны, и для всего мира. Лучше вспомним тех, кто честно исполнял свой долг в далёкой горной стране и свято соблюдал законы боевого братства.

Андрей МИХАЙЛОВ.