Великой победе — 75!

Был смертный бой — святой и правый

Ржев. Это слово хорошо знакомо мне с раннего детства. А впервые услышал его от отца, только что вернувшегося с фронта по тяжёлому ранению, полученного в самом пекле войны.

Повзрослев, читал о Ржеве военного времени всё, что попадало под руку. И узнал о нём то, что не слышал от отца — он никогда не говорил с нами, детьми, на эту тему. Скорее всего потому, что страшным детей не пугают. Только к той поре отца уже не было в живых — он скончался до срока. Рана не заживала, вынося на поверхность осколки раздробленных костей. И это ускорило, на мой взгляд, развязку.

А об отце — участнике ржевско-вяземской операции, узнал от его друзей и близких знакомых, с которыми он, по возвращению с фронта, делился своими впечатлениями о том страшном времени. Но сначала о Ржеве.

Фёдор Кузьмин. Фото 1948 года.

…Двигаясь от границы на Москву, немцы захватили Ржев в середине октября 1941 года. К началу войны это был тихий, ухоженный город Калининской, (ныне Тверской области), с населением в 54 тысячи жителей. Однако желанный для врага блицкриг под Москвой провалился. И фашисты задержались здесь на целых полтора года. После битвы под главным городом страны немцы больше не совались со своими потрёпанными войсками на подступы к столице.

Зная, что в лоб Москву не взять, Гитлер решил сначала захватить Кавказ, с его нефтью, но для этого прежде надо было совладать со Сталинградом, и уже потом разделаться с Москвой. Для этого фюрер решил перебросить сюда часть своих войск, расположенных на ржевском плацдарме, чтобы одним ударом покончить с городом на Волге.

Однако командование Красной Армии решило сковать на Калининском фронте силы противника, не давая ему продвинуться в южном направлении. Тогда и началась Ржевская операция. Год и четыре месяца продолжалась героическая и, вместе с тем, трагическая эпопея сдерживания, а затем и разгром сил противника. За время сражений наши войска потеряли около полутора миллиона солдат.

То был настоящий ад. Бои шли за каждый метр захваченной фашистами земли. Бывало, что наши войска вклиниваясь на позиции немцев, попадали в окружение и тогда наша артиллерия била по своим. Особенно упорные бои были за Ржев.

Как вспоминают оставшиеся в живых, сам город буквально был стёрт с лица земли. Из пяти с лишним тысяч жилых домов уцелело около трёхсот. Число жителей сократилось в несколько раз.

Но и в этой смертельной круговерти солдаты думали не о своей трагической судьбе, а о будущем города. Изгнав фашистов из их главного опорного пункта, идущие в авангарде преследования врага написали на стене одного из уцелевших домов: „Мы возродим тебя, родной Ржев!“

На ржевских рубежах в составе Калининского фронта отец находился с самого начала противостояния немецких и наших войск. Рядовой пехоты стрелкового полка, он на себе испытал все тяжести жестокой схватки с врагом. Когда пригороды Ржева переходили из рук в руки, атаки следовали одна за другой. Из боёв выходили, оставляя за спиной погибших товарищей. В тот период письма от отца приходили очень редко. Да и в тех он не о себе писал, а интересовался вестями от воевавших на других фронтах наших старших братьев.

Отцу не пришлось стать свидетелем освобождения Ржева. В одном из боёв за город он был тяжело ранен и отправлен на излечение в один из саратовских госпиталей.

Домой вернулся за две недели до освобождения Ржева, состоявшееся 3 марта 1943 года.

В результате Ржевско-вяземской операции линия фронта была отодвинута от Москвы на 100-200 километров. После разгрома врага на ржевском плацдарме советское командование смогло вывести в резерв две армии и один корпус.

Подо Ржевом погибло много людей, но эти жертвы не были напрасными.

Благодаря тому, что наши войска не позволили противнику перебросить свои армии из подо Ржева к Сталинграду, город на Волге сумел победить. А за ним стала побеждать на всех фронтах вся страна. Её сыны, презрев смерть, спасли от фашистской чумы весь мир.

Понимаю, что привожу в данном случае, в общем-то, известные факты. Но у меня на это свои резоны. Первый — юбилей Великой Победы, и тут интересна любая информация о минувшей военной поре. И второй — сообщение в прессе о том, что подо Ржевом возводится и будет к знаменательной дате открыт грандиозный памятник тем, кто воевал и погиб в этих местах, защищая Родину от хитрого и коварного врага.

Это будет даже не памятник, а целый мемориальный комплекс, в центре которого будет возвышаться 25-метровая фигура советского солдата. По величине и объёму равному этому сооружению не будет ни в Европе, ни в постсоветской России.

И меня это событие очень порадовало. Мемориал будет памятником и моему отцу — Фёдору Трофимовичу Кузьмину, внёсшему свой вклад в успешное освобождение Ржева от фашистских захватчиков.

Виктор КУЗЬМИН.