ЗА ВЕРУ ХРИСТОВУ

ЗА ВЕРУ ХРИСТОВУ В мае 1985 года мне пришлось побывать в Брянской области, в селе Дегтярёвка. Там, в одной из трёх братских могил, покоится прах троюродного брата моего отца — Павлика, ушедшего на фронт из девятого класса и освобождавшего Брянщину от фашистов осенью сорок третьего… Казалось бы, какое отношение имеет всё это к теме моего […]

ЗА ВЕРУ ХРИСТОВУ

В мае 1985 года мне пришлось побывать в Брянской области, в селе Дегтярёвка. Там, в одной из трёх братских могил, покоится прах троюродного брата моего отца — Павлика, ушедшего на фронт из девятого класса и освобождавшего Брянщину от фашистов осенью сорок третьего…1

Казалось бы, какое отношение имеет всё это к теме моего повествования? Но именно там, в Дегтярёвке, я услышала историю о том, как неподалёку, в одном селе, фашисты сожгли заживо в церкви стариков, женщин, детей за то, что они помогали партизанам. А батюшке перед этим предложили уйти, но он отказался и принял муки со всеми… А ещё в одном селе вместе с теми, у кого родные были в партизанах, повесили местного настоятеля храма и вырезали на груди его крест, а на спине пятиконечную звезду…

Священники вместе со всеми боролись против фашистов, но служили не власти, а прежде всего Богу и людям, с которыми жили бок о бок, помогая им в радости и печали. А разве не выполняли эту же миссию наши батюшки после 1927 года, когда нельзя было богослужебные предметы выносить из церкви, чтобы, к примеру, на дому пособоровать или причастить, и в последующие годы, когда церковную деятельность вообще запретили?

Помню, как одним ноябрьским поздним вечером к нам в дом пришёл священник. Его привезли из Панина к бабушке, тяжело болевшей, исполняя последнюю её волю. Ещё долго после этого родители, которые работали учителями, чего-то боялись.

Боялся ли батюшка? Наверное. К сожалению и стыду своему, не помню его имени. Кажется, отец Михаил…

В те пятидесятые годы открыто появляться в церкви могли только набожные старушки да старики, но ведь душа просила встречи с Богом независимо от возраста и социального положения. И священники тайно продолжали делать то, что было надобно людям, исполняя свой долг.

Им уже не грозил расстрел. А вот в тридцатые годы всё было иначе…

ИМЯ ЕГО ГРЕЛО СЕРДЦЕ

—Шёл 2012 год. Однажды, 3 ноября в 16.50, сижу на работе, и вдруг мне кто-то будто назвал имя. Набираю в поисковике: архимандрит Амвросий Астахов. И читаю: расстрелян, причислен к лику святых новомучеников… И тут же понимаю: это же наш прадедушка, наш Астахов.

Этот день я запомнила навсегда. Как и детские свои годы. Липовка, дедушка на коленях молится пред иконами, бабушка рассказывает о священнике, дяде Алексее, брате её отца, Матвея Аникеевича Астахова. О том, как была она самой любимой племянницей у деда, как помогал он ей и последний раз виделись они в феврале 1937 года, когда он подарил ей валенки. „А как же Вы?“ — спросила у него. „А мне они больше не понадобятся“.

Долго ещё эти валенки согревали её в холода. А имя расстрелянного дяди Алексея осталось в нашей памяти…

И были эти рассказы как семейное предание, семейная легенда — словно бы художественное произведение. Но оказалось всё правдой…

Моя собеседница, Елена Михайловна Камнева, — заместитель директора Липецкого института маркетинга, менеджмента и финансов. Это её стараниями собрана целая папка документов по делу Амвросия (Астахова): копии протокола допроса от 4 октября 1937 года и предваряющего его ордера на обыск от 28 сентября того же года, обвинительного заключения и постановления по архивно-следственному делу № 2203/343831 от 20 сентября 1939 года.

Листов в деле — 28: ведь сотрудники НКВД Московской области „разоблачили“ контрреволюционную церковно-монархическую группу. А жизнеописание архимандрита Амвросия занимает всего лишь считанное число строк: служил в Москве, в Алексеевском Архангело-Михайловском Чудовом монастыре, потом в Подмосковье (село Головино, Казанский монастырь), затем в приходском храме обители; после её разорения жил  в селе Аксиньино, куда переселились монахини и послушницы разгромленного Головинского монастыря; с 1930 года был внештатным священником в Знаменском храме села Ховрино. Арестован 29 сентября 1937 года, содержался в Бутырской тюрьме с 1 по 17 октября. Тройкой при УНКВД СССР по Московской области 17 октября 1937 года обвинён в участии в контрреволюционной группировке и систематической антисоветской агитации по статье 58-10. Проходил по групповому делу епископа Димитрия Добросердова. Приговор — высшая мера наказания: расстрел был приведён в исполнение 21 октября в посёлке Бутово Московской области, где архимандрит и захоронен в общей могиле.

Канонизирован Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 20 августа 2000 года по представлению Московской епархии. Дни памяти — Собор новомучеников и исповедников Российских и день мученической кончины 21 октября.

А реабилитирован Алексей Аникеевич Астахов 30 мая 1989 года прокуратурой Московской области.

В Бутове ныне сооружён храм Святых Новомучеников и Исповедников Российских, в котором есть икона и преподобномученика архимандрита Амвросия (Астахова).

Так в чём же  обвинялся в сентября 1937 года  77-летний монах? Да в том же, в чём могли обвинить нашего гостя в тот далёкий день начала зимы. В 1929 году или 1930-ом архимандрит совершил тайное пострижение в схимонашество Марфы Ивановой у неё в доме, а после этого и её квартирной хозяйки. Также проводил тайные богослужения у себя в доме и в доме, где жила Марфа Иванова. А ещё участвовал в сборе средств для помощи пострадавшим семьям священников. Не отрицал архимандрит во время допроса и свои  взгляды на существующую обстановку: Советская власть устраивает гонения на религию и духовенство, она есть власть антихриста, посланная в наказание за грехи.

Он не отказался от своего мировоззрения, честно давал ответ на каждый вопрос и подписывал  каждый  свой ответ в протоколе, как требовалось. Отвечая за каждое своё слово, до конца остался верным Господу…

Имени Алексея Аникеевича Астахова в „Книге памяти жертв политических репрессий Липецкого области„ нет. Но есть другое имя…

В 1860 году в селе Борисовки в семье священника Иоанна Добротворцева родился сын Николай. В „Книге памяти“ о нём сказано так же скупо, как и о других. „Священник, статья 58-10-1, расстрел“.

Знали они друг друга — крестьянский сын Алексей Астахов и сын сельского батюшки Николай Добротворцев? Ведь они были ровесниками, и, может быть, как раз дружеские отношения в детстве и отрочестве побудили Алексея тоже пойти по пути, который выбрал Николай           . Но возможности не было поступить ни в духовное училище, ни духовную семинарию в Тамбове. Он прислуживал в церквах в Подмосковье, потом жил при монастыре.

А вот Николай прошёл все ступени. Учёба в семинарии ему нравилась, хотя программа была сложной: Священное Писание, общая история и история Русской Церкви, общее, нравственное и догматические богословие, четыре иностранных языка и более десяти предметов общего назначения. Кроме того на специальных курсах изучались медицина, агрономия, зооветеринарное дело. Подразумевалось, что священник должен разбираться в сельском хозяйстве и, если понадобится, стать инициатором практических дел, помогать крестьянам разбираться в современной жизни.

Направили служить его в Чуевку, рядом так называемые Добренские Выселки, которые основали переселенцы из бывшего нашего города Добрый. Чуевка и Добренские Выселки соединились в один населённый пункт — Добринку, то есть маленькое Доброе.

Сначала был псаломщиком, а потом принял приход.

Не только совершал богослужения в храме, но много делал по просвещению крестьян и обучению детей. К нему обращались за советом, зная, что батюшка рассудит так, как надо.

А дальше началась Октябрьская революция…

Добринский краевед Вячеслав Искорнев на основе документов и воспоминаний земляков сделал жизнеописание протоиерея Николая Добротворцева. Отрывки из этого очерка как нельзя лучше расскажут о времени 20-30 годов прошлого века.

Жизнь отца Николая в этот период напоминала хождение по канату над глубокой пропастью. В 1923 году его арестовали в первый раз прямо в храме на богослужении „за участие в контрреволюционной церковной группе“. Однако доказательств  найти не удалось, и его освободили.

В 1929 году  раскулачивание и высылка набрали новую силу, и преследуемые Советской властью стали спешно паковать чемоданы. А отец Николай думал лишь о том, чтобы как можно больше успеть сделать для церкви, и занимался ремонтом храма.

Но пришёл и его час. У батюшки отняли дом, имущество, а его с матушкой выгнали на улицу. И пошли они, куда глаза глядят…

Но батюшку это не сломило. После такой жестокой расправы он продолжал свое многолетнее служение в Никольском храме, всё такой же спокойный и доброжелательный.

Бесчеловечность властей тяжело отразилась на здоровье матушки Анны. Через несколько месяцев после изгнания из дома и скитания по квартирам она скончалась.

Летом 1933 года Никольский храм, не объявляя об этом официально, фактически закрыли. По распоряжению властей его превратили в склад для хранения зерна. Людям говорили — временно. И обманывали их. Церковь до самого алтаря постоянно заполняли зерном. Но замок висел лишь на главном входе. Маленькая боковая пристроечка оставалась свободной. Здесь-то и продолжал служить отец Николай. Для верующих эти годы стали испытанием  терпения, преданности Богу, и примером для них всегда был их батюшка.

На Рождество Христово, на Крещение и на Пасху отец Николай с певчими служил в домах прихожан, и люди, несмотря на все невзгоды, укреплялись в Православной вере.

Хождение с иконами по селу не допускалось. Крестные ходы запрещались. Но в Чуевке крестные ходы продолжались. Последний состоялся летом 1931 или 1932 года. Каким образом удалось его провести, остаётся загадкой. Но молебны в домах прихожан батюшка служил почти до самого своего ареста в 1938 году.

1 сентября 1936 года началось разрушение храма. Сотни прихожан пришли его защищать. Батюшка был тут же. Ходил вокруг церкви и молился, чтобы безбожники одумались. Даже ярые атеисты не осмеливались в присутствии священника святотатствовать. Грубый окрик убраться прочь на него не подействовал. Тогда по приказу начальника отделения НКВД отца Николая схватили и, избивая, потащили к милицейской машине. Верующие окружили храм, не давая выносить иконы. Люди бросались под колеса автомашин. Милиция заталкивала их в „воронок“ и увозила.

…Батюшку арестовали 2 января 1938 года, не имея против него ни одной существенной улики. В этот же день его доставили в тюрьму города Борисоглебска. Обычно такому аресту предшествовал донос. Но в архивно-следственном деле нет заявления на отца Николая. Есть лишь заявление на дьякона, который вместе с батюшкой служил молебны в домах прихожан. Тем не менее, их арестовали вместе.

Допрашивали его спустя два дня после ареста, 4 января 1938 года. Не имея заявления на отца Николая, сотрудник НКВД требовал от него признания в контрреволюционной агитации. Батюшка держался с достоинством, признал свои подслушанные секретными агентами слова о том, что при большевиках был страшный голод.

Уже после его допроса  срочно нашли четырёх лжесвидетелей.

Батюшка не отрекся от Господа,  никого не предал, не назвал ни одного имени тех, кто разделял его взгляды, и мужественно взошёл на свою Голгофу.

Последний настоятель Никольского храма села Чуевка протоиерей Николай Добротворцев принял мученическую смерть у селения Чигорак, неподалеку от Борисоглебска. Именно в это место свозили для расстрела священнослужителей со всей Тамбовской губернии. В концлагере их держали вместе с взятыми в заложники мирянами, подвергая невероятным мучениям. Из рассказов очевидцев известны, в частности, случаи, когда арестованным, чтобы они больше мучились, срезали пятки и водили их босыми по снегу до тех пор, пока плоть не сползала со ступней до кости…

В 2002 году над местом массовых расстрелов священнослужителей, на вершине горы, был установлен Поклонный крест, чуть поодаль построена часовня во имя Новомучеников Российских, убиенных в годину гонений за веру Христову.

А ЦЕРКОВЬ СТОЯЛА…

Борисовка — одно из тех населённых пунктов нашего края, которые известны ещё в начале семнадцатого века. В 1627-31 годах — это починок, основанный крестьянами из подмосковного города Борисова, принадлежащего Чудову монастырю, а в 1648 году — село Борисовка (здесь был уже храм).

В начале девятнадцатого века церквей было две. Деревянную — Казанской иконы Божией матери с серебряными колоколами — закрыли перед войной, и прихожане молились в церкви Казанской иконы Божией Матери в Липовке. Вторая борисовская церковь, каменная (её в народе называли Троицкой: главный престол был во имя Святого Духа, празднование приходится на  следующий после Троицы день) пострадала первой. Это было в мае 1931 года.

Сначала с церкви сняли колокола, погрузили на подводы и увезли. А потом в один из весенних дней сюда прибыла группа людей: сельское руководство, мужики с ломами. Сохранились воспоминания Петра Сергеевича Исковских.

При большом стечении народа началась подрубка колокольни, у её основания с лицевой стороны.

Долго ломали: кирками, большими зубилами и кувалдами били кирпич. Говорили: „Вот окаянный! Какой прочный!“ А колокольня, опираясь на уже подрубленные, тонкие, изуродованные две передних ноги-стойки, всё стояла и стояла.

Наконец, не выдержав напора своих мучителей, и на глазах крестьян всего села, до сих пор веривших в Бога, подломилась, чуть наклонилась вперёд и… рухнула, разбросав осколки битого кирпича и вздыбив над собой тучное облако пыли.

В это время в Борисовку из Козлова пришло большое количество тракторов „Красный Путиловец“. Организовывалась МТС — машинно-тракторная станция, и часть тракторов была поставлена в церковь.

Иван Николаевич Харин, член Союза писателей, ныне липчанин, в тех пятидесятых годах вместе с другими мальчишками помогал ломать уцелевшую часть церкви: думали из этого кирпича строить колхозную конюшню. Однако разобрать стены не удалось: кладка не поддавалась.

Впоследствии он написал об этом в стихах.

Чувствую с годами перемену

С думою-морщинкой на челе.

Знаешь: раньше я, ломая стену

Той церквушки тихой на селе,

Ни о чём не думал, был беспечен —

Трын-травою в деле и в словах…

Бил в упор лучами майский вечер

В церковь, что была о трёх главах.

Не забыть мне, что бы ни случилось,

Как в полоске красного луча

Извивалось, корчилось, струилось

Чувство из обломков кирпича…

Сегодня в Борисовке вновь звучит колокол: храм Казанской иконы Божией Матери вновь обрёл своё место на этой земле.

Одна из реликвий здесь — старинный деревянный крест, который спасли из огня местные жители, когда при уничтожении храма сжигали церковную утварь. И потом с этим крестом ходили по домам, молились. Здесь и старинная икона, которую тоже сохранили местные жители. Стараниями настоятеля храма отца Алексия в селе уже несколько лет отмечается день памяти архимандрита Амвросия. Идёт сбор материалов о Николае Добротворцеве.

И есть ещё одно имя — Николай Горский, священник села Борисовка, расстрелянный за свои убеждения. Их имена стучат в наши сердца…

Александра СМЕТАНИНА.

21 октября в Казанском храме с. Борисовна состоится праздничное богослужение в честь святого Амвросия (Астахова) 21октября, Божественная Литургия, молебен и крестный ход. Начало — в 6.30. В этот день в 13.00 на источнике (с. Борисовка)  Преосвященнейший Евфимий епископ Усманский совершит обряд освящения часовни. «Роль церкви в современном обществе трудно переоценить», — подчеркивает глава администрации Липецкой […]

Преосвященные архипастыри, досточтимые пастыри и диаконы, всечестные иноки и инокини, дорогие братья и сестры! В сей нареченный и святый день, исполненный пасхальной радости и дивного света, из уст в уста, от сердца к сердцу передается жизнеутверждающее благовестие: ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ! Этими словами мы исповедуем непоколебимую веру в Того, Кому в Страстную пятницу предстояли у Креста, Кого […]

ИЕРУСАЛИМ, 1 мая — РИА Новости. Благодатный огонь появился в храме Гроба Господня в Иерусалиме, Патриарх Иерусалимский Феофил III раздал его служителям Греческой церкви и представителям других конфессий, владеющих храмом Гроба Господня, сообщает корреспондент РИА Новости с места события. Благодатный огонь символизирует нерукотворный свет Воскресения Христова, о котором говорил еще апостол Петр, и считается святыней для верующих. Его появление […]

В 2021 году один из главных праздников православных христиан — Вербное воскресенье — выпал на 25 апреля. После него начнется Страстная седмица, которая завершится 2 мая светлой Пасхой. О том, что можно делать в Вербное воскресенья верующим и какие существуют народные поверья, связанные с этим днем, в беседе с «МК» рассказали эксперты и религиозные деятели. […]

​Что известно об ангелах? Правда ли, что за многочисленные грехи ангел-хранитель может покинуть человека и есть ли у него имя?

Все новости рубрики Благовест