Моё пионерское детство

Для меня эти два слова неразделимы. Оно так и есть: пионерами мы были в детстве, и звание это носили гордо и весело. Никто не мыслил себя вне этой организации.

Для меня эти два слова неразделимы. Оно так и есть: пионерами мы были в детстве, и звание это носили гордо и весело. Никто не мыслил себя вне этой организации. И никто из нас и знать не знал, а если бы и узнал, то и в голову бы это известие не взял: политический якобы окрас носило наше детское объединение. Во-первых, кто же знал: политика — это хорошо или плохо? Во-вторых, что же плохого в том, что нас учили Родину свою любить: большую и малую, помогать старшим, дорожить дружбой, иметь честь и достоинство. Вот по этим принципам мы и жили, а значит, воспитывались. Я — так просто „купалась“ в своей пионерской жизни. Имея  скромный и стеснительный характер, внутри я была „бедовая“. Оказывается, эту черту чувствовали и мои сверстники, выбирая меня  то звеньевой, то командиром отряда, то в Совет дружины.

Наш пионеротряд

Наша пионерская дружина Кривецкой 8-летней школы носила имя героя Великой Отечественной Ивана Кожедуба, а наш пионерский отряд — тоже героя — лётчика Алексея Маресьева, книгу о котором мы знали чуть ли ни наизусть.

Я писала план мероприятий своего отряда, потом мы его обсуждали, корректировали. И попробуй после этого откажись от пункта: „Научить мальчишек танцевать“ — все же голосовали „за“. И ребята в тот вечер оставались на мероприятие — никто не сбегал (а могли бы) — похоже, всем хотелось потанцевать. Стесняясь, они стояли вдоль стен, не зная, что делать. Ну а мы, девчонки, проявляли массу изобретательности, чтобы расшевелить наших одноклассников (а может быть, и кавалеров). Однако находились смельчаки, которые выходили на танцпол, если танец был не парный. После этого смелость „перекочёвывала“ и к другим ребятам, и вечер удавался на славу. (Потом мы и без плана устраивали пару раз „Вечер танцев“). Эх! Молодость ты наша — пионерская! Ну а если уж объявлялся рейд по сбору макулатуры или металлолома, мальчишек наших было не узнать: они как заводные носились по домам — каждый по своей улице; приносили кипы газет, старых журналов, состарившихся книг довольно тяжёлыми свёртками. А самые пронырливые знали, где ещё и старые „железяки“ добыть в металлолом. В это время по всей школе объявлялось соревнование по сбору утиля. И иногда мы даже занимали первое место на радость всему отряду и гордость пацанам. Участие в спортивных соревнованиях, художественной самодеятельности, трудовых тимуровских вылазках, работа на пришкольном участке и даже на совхозном поле по сбору кукурузных початков в начале осени (вот весёлое то было время), а также участие в массе различных праздничных мероприятий по плану Совета дружины — всё это наша пионерская жизнь.

Союз девчонок-фантозёрок

Летом, несмотря на домашние заботы, скучали по ней, потому что активная жизненная позиция, привитая в пионерской организации, не давала покоя.

И вот, в классе эдак в 7-м, мы, девчонки-одноклассницы с двух улиц: ул. Торфяная (Таня Животворова, Люба Суханова, Люба Терехова) и ул. Мичуринская (Екатерина Терехова, это я), прочитав в течение года по рекомендации Тани роман А. Дюма „Три мушкетёра“, и по её же инициативе (она — генератор идей) создали на летний период группу девчонок-фантазёрок. Коротко — СДФ — союз девчонок-фантазёрок, наделив членов группы ролями главных героев романа Дюма. Таня (как инициатор) получила роль Д`Артаньяна, мне досталась роль Атоса, Люба Терехова — Портос, а Люба Суханова — Арамис. Считалось, что роли  соответствовали нашим характерам (по мнению Животворовой). Мы не возражали, наоборот, были полны благородных идей и готовы совершать „подвиги“.

В простой, просторной и прохладной деревенской бане у Тани мы устроили „штаб“. Там же расположилась и библиотека из принесённых  из дома книг, зал для отдыха с диваном и домоткаными дорожками в самой просторной комнате и здесь же стол для ведения дневника „Добрых дел“. Добрыми делами считались: помощь другу в обработке огорода, чтение книг, тайная помощь соседям, опека над малышами (и соседскими тоже). Не возбранялась также и собственная инициатива на добрые дела.

Два раза в неделю мы встречались в „штабе“, обсуждали проделанную работу, пили чай, слушали радио и радовались жизни. Однажды, отчитываясь о проделанной работе, я рассказала им одну историю, приведя всех в восторг и хорошее настроение.

Помощь по-тимуровски

Был тихий летний вечер. Лето  — в той самой поре, когда все сельские жители обрабатывают на огородах картофельные посадки (рыхлят тяпками землю и уничтожают сорняки). Я в этот день уже закончила обработку наших посадок. Солнце клонилось к закату, и я вышла со двора в огород полюбоваться своей работой. Чувство удовлетворения ласкало мне душу. На соседнем огороде увидела бабушку Грушу, родную сестру моей родной бабушки Маши. Она обрабатывала последние картофельные грядки.

—Закончила, баб Груш?

—Да нет, ещё две остались, а я уж и заморилась вся.

—Ну, так завтра доделаешь. Всего-то две.

—Дык, сегодня охота. Дело было бы сделано. Вот сейчас пойду в дом водички попью, охлану минут десять и „добью“.

Она ушла.

Так, — думаю я, — десять минут. Успею!

Хватаю старушкину тяпку и — за работу! Почва песчаная, мягкая, работа идёт споро, вот только грядки длинные: спешу, что есть мочи. Протяпала одну до конца, теперь последнюю: она крайняя, вдоль межи и здесь почва твёрже. Ускоряю работу: пот льёт градом  — успеть бы!   Успеваю.

Кладу бабушкину тяпку на начало протяпанных теперь уже грядок, любуюсь своей работой с чувством исполненного долга и с улыбкой убегаю к себе во двор. Смываю пот с лица, грязь  — с рук и иду к своей бабушке Маше, что живёт тоже рядом. Она рассказывает мне о состоянии своих посадок в этом году. Глядь, мимо окон идёт баба Груша. Зашла, устало опустилась на диван.

Ну, что, — спрашивает её сестра Маша, — „добила“ картошку?

Добила, — отвечает. — Токо  ведь вот оказия-то какая со мной приключилась. Я уж почти дотяпала, две грядки остались, пошла водички попить, передохнула минут десять, прихожу, тяпку поднимаю, тяпаю, а земля рыхлая, сора нет. Вижу — протяпано всё. А у меня ведь точно две грядки оставались, зачем же я тяпку-то в огороде оставлю, если уж всё сделано. Я уж и по меже прошла до конца  проверить — всё сделано. Вот ведь оказия-то какая.

А меня баба Груша даже и не замечает, похоже, и о нашей встрече на огороде не помнит на радость мне —  так впечатлилась. „Вот ведь, оказия-то какая“.

А моя бабушка Маша и говорит ей:

Груш, ведь жара-то какая стояла, а ты весь день-деньской под солнцем. Напекло тебе голову, и уморилась ты сильно, вот и запуталась. Ну, ладно, закончила — и хорошо. Молочка вот попей, — протянула ей кружку. — Отдыхай теперь, и завтра отдыхай, ничего не делай.

—Ладно.

А я слушаю, довольная, и потихонечку ухожу снова с улыбкой.

Ощущение причастности к огромной Родине

Так проходило то наше незабываемое лето, тоже пионерское: то друг другу помогаем, то соседям. Я с соседской малышнёй любила возиться: понаделаю им бумажных самолётиков — вот они по улице летают: и самолётики, и дети. Или организую мыльные пузыри надувать: а они на мыльной воде такие разноцветные, огромные. А то в мяч играем (мячи-то в ту пору не у всех были).

А Таня нас в „штабе“ с сюжетами новых книг знакомит. Она увлекалась зарубежной литературой.

А ещё  в конце учебного года, в мае, мы, все четыре девчонки, пока ещё не фантазёрки, но пионерки точно, были на слёте пионерских дружин в райцентре. (Такое огромное количество пионеров я не видывала никогда). Всё впечатляло: красные флаги, звуки горнов, дробь барабанов, наше старательное шествие отрядом по площади. Ощущение причастности к огромной большой Родине долго не покидало меня. А когда закончились основные торжественные моменты и слёт завершился, мы накупили себе сладостей. Это было ситро, конфеты под названием „Помадка“, петушки на палочке, и завершили мы сладкую трапезу мороженым. (Точно: так всё и было. Ничего не выдумываю. Всё до сих пор помню. „Помадку“ пробовала первый раз — разве забудешь!).

Выбрали трудности — получили опыт

А ещё мы мечтали о походе. Но как-то не решались на этот поступок, побаивались что ли? И вдруг придумали: сходить пешком в Доброе. Туда, где слёт был. Ну что ж, и пошли. Это случилось в начале августа. Май и август не только разные месяцы, но ещё и разные времена года. Потому, наверное, и впечатления, полученные в мае, совсем не походили на августовские. Всё было не так, и даже сладости не те. Они почему-то были скучные. Расхожая фраза о том, как „мы, усталые и довольные, вернулись домой“, была не про нас. За всю жизнь я не испытывала такой усталости, как в том походе. В конце пути мы еле ноги волокли в буквальном смысле этого слова. И никогда потом про тот поход не вспоминали. Вот так вот. Бывает, однако. Но так-то ведь: всё правильно. Жизнь не может состоять из одних только побед и успехов. Нечаянно выбрали трудности и получили опыт: соизмерять свои силы с возможностями.

И всё-таки детство — чудесная пора в любые времена. Если, конечно, нет войны. А наше было окрашено пионерским задором в серьёзных делах, а где-то и выдумками, и бесшабашностью. Двумя словами: благими намерениями — это точно. Такое было время. Бесконечно нравственное и наивное одновременно. И бесконечно достойное уважения. И я в нём жила.

Екатерина РЫЖКОВА.

Комментарии

Оставить комментарий

​30 декабря исполняется 100 лет со дня создания Союза Советских Социалистических Республик.

…Левитов — лирик в прозе. Так при чём здесь люди в военной форме на фотографии? Вспомним рассказ про сапожника Шкурлана, которого знал юный Левитов, слышавший, как играют на разных музыкальных инструментах и поют талантливые сыновья сапожника.

​Дорогие читатели! Перед вами уникальная возможность — экскурс в историю Добровской районной газеты и вспомнить тех, кто её делал на протяжении многих лет.

„Да по Государеву Цареву и Великого князя Михаила Федоровича всея Русии и отца ево Государева Великого Государя Святейшего патриарха Филарета Никитича Московского и всея Русии указу по памяти из Помесного приказу

​Давным-давно, в далёком детстве летом я часто просыпалась на рассвете от какого-то непонятного звука, который раздавался совсем близко, за открытым в сад окном.

Все новости рубрики Экскурс в историю