Трубетчино. Время советов

Глава 5. Школа

Экскурс в историю

Трубетчинцы с давних пор были грамотнее жителей близлежащих сёл. И объяснение этому простое: сказывалось влияние князей Васильчиковых. В имении было много образованных людей, от управляющих, специалистов сахзавода до садоводов. От них потихонечку набирались ума и селяне. К тому же село было центром волости. В её властных структурах тоже было немало грамотеев. Это, как правило, были люди культурные, что также побуждало трубетчинцев тянуться к знаниям.

Да и первая школа появилась здесь раньше, чем в других сёлах. Её организатором стал хозяин имения председатель Лебедянского училищного совета Виктор Илларионович Васильчиков. А было в школе два преподавателя да 70 учеников.

В начале десятых годов прошлого века здесь начинает  строиться здание земской школы. Первые занятия в ней начались в 1912 году. В четырёх классах учились 100 человек. Надо заметить, что до революции грамотных в селе было всего 30 процентов. Из них среднее образование имели менее десятка человек. Остальные, разумеющие грамоту, кончили по одному — три класса.

С приходом советской власти была поставлена задача сделать грамотным население всей страны. В декабре 1919 года В.И. Ленин подписал декрет „О ликвидации безграмотности в РСФСР“. Согласно документу, все жители России в возрасте от 8 до 50 лет, не умеющие писать и читать, были обязаны изучать грамоту. С этой целью повсеместно были организованы курсы ликбеза. Забегая вперёд, скажем: в результате проведения большой работы к 1940 году СССР стал страной поголовной грамотности.

Нечего и говорить, что в этом немаловажную роль сыграла школа. На её плечи легла сразу масса неотложных по этой части дел, с которыми она успешно справлялась. А между тем школа расширялась: в ней выросло число и учителей, и учащихся. В 1922 году здесь учатся 160 человек, три года спустя — 200. В 1925 году школа становится семилетней. В её шести комплектах с 1-го по 5 класс занимались 252 учащихся.

В 1936 году школа становится средней. Наполняемость классов доведена до 300 человек. С учениками занимаются 20 преподавателей. Уроки велись по 12 дисциплинам. Двадцать лет спустя, в 1956 году, здесь учились 600 школьников. Их обучали 30 педагогов. Для такого числа учеников в построенном дореволюционном здании места явно не хватало. И в 1962 году рядом была построена новая школа, занятия в которой проходят до сих пор. В так любимой моими современниками красной школе идёт капитальный ремонт.

Директор

Много лет проработал в школе Сергей Семёнович Семикин — человек во всех смыслах примечательный, а в иных случаях и героический. Кто-то из скептиков при этом подумает: да уж, от классной доски до героизма — рукой подать. Но не будем спешить с выводами — не все же учителя проводили своё время у доски — бывала у некоторых, как в нашем случае, совсем другая обстановка. О ней разговор впереди.

Сергей Семёнович был из тех народных учителей, что получили специальное образование в училищах, готовивших педагогические кадры для начальных школ всей России. Родился в 1889 году. Родом из наших краёв. Происходил из бедной семьи. Учился в Моршанском 4-х классном училище. Затем здесь же, в педучилище, приобрёл специальность математика. Свою учительскую карьеру начинал в 1909 году в Больше-Верховской школе Лебедянского уезда. Три года спустя, в 1912 году, С.С. Семикина переводят на работу в деревню Никольское Трубетчинской волости заведующим начальной школой с одновременным выполнением обязанностей учителя математики.

Но в 1914 году мирный труд молодого учителя был прерван — случилась Первая мировая война. С этих пор и началась героическая эпопея будущего директора. Сергей Семёнович был мобилизован на Южный фронт. В Тбилиси окончил курсы прапорщиков. В качестве начальника пулемётной команды принимал участие в боях с турками. В одной из стычек в результате мужественных действий команды враг был разбит. За этот бой командир пулемётчиков получил звание подпоручика. Думаю, при этом Сергей Семёнович получил и награду, но об этом в документах ничего не сказано —  тогда было не в моде гордиться царскими орденами.

После демобилизации от военных дел учитель не отходит — в 1919 году вступает в Красную Армию. В боях с беляками командует взводом. Под Коротояком был ранен. По излечении в 1921 году в составе войск Тухачевского участвует в ликвидации банд Антонова в Тамбовской губернии. Бывший подпоручик отличился и здесь — имел благородность от командования.

После фронта С.С. Семикин возвращается в Никольское и работает в прежнем качестве: возглавляет школу и учит детей математике. Здесь он обзаводится семьёй. Его избранницей становится учительница русского языка школы Александра Фоминична Щуко. Дочь машиниста станции Ртищево Саратовской области, она после окончания Тамбовской женской гимназии окончила педагогические курсы и поступила на работу в Слободскую начальную школу Лебедянского уезда.

Здесь, в Никольском, у четы Семикиных родились дочь Клавдия и сын Борис, тоже, между прочим, люди неординарные. Клавдия Сергеевна после окончания Рязанского пединститута работала в нашей школе преподавателем русского языка и литературы. Была удостоена двух медалей: „За трудовое отличие“, и „За доблестный труд в Великой Отечественной войне“. Сын Борис Сергеевич ,окончивший среднюю школу в 1940 году с отличием, поступил в Московский нефтяной институт имени Губкина. В июле 1941-го ушёл на фронт, прошёл всю войну. Награждён орденом Красной Звезды, медалями „За освобождение Варшавы“, „За взятие Кёнигсберга“, „За победу над Германией“. После Победы остался служить в Дрездене в качестве специалиста по восстановлению промышленности города. Надеясь на скорую встречу, часто писал родителям письма. Но несчастный случай оборвал жизнь 23-летнего лейтенанта Бориса Семикина. Получив ранение, он скончался 13 июня 1946 года. Захоронен на гарнизонном офицерском кладбище в Дрездене.

В 1925 году Сергея Семёновича, проявившего себя во время работы в Никольском с самой хорошей стороны, утверждают директором Трубетчинской семилетней школы, а затем  — средней. В этом качестве он проработал 31 год. А общий его учительский стаж составил 45 лет. Кто посчитает, сколько Сергей Семёнович воспитал за это время учеников? В одном упоминании о нём прочитал: тысяча. Конечно же, нет. В два, три раза больше! В 1956 году ушёл на пенсию. В ноябре 1957 года скончался от сердечного приступа. Хоронили Сергея Семёновича всем селом.

Уважаемый всеми, он был учителем от Бога. Уроки вёл живо, при этом часто шутил. В его классах не успевающих по математике не было. Нам, младшеклассникам, директор казался строгим и даже суровым. Когда мы во время перемены устраивали в коридоре свалку, входивший внезапно Сергей Семёнович восклицал: „Это что ещё за битва русского с кабардинцами?“ И сам тон, каким всё это было сказано, обращал нас в бегство. Однако при всей своей строгости с нами, в миру он был добрым и приветливым человеком. Вот некоторые тому подтверждения.

Мы жили рядом со школой. Когда мать, выходя из дома, встречалась с Сергеем Семёновичем и желала ему доброго здоровья, он останавливался, снимал головной убор и, низко кланяясь, отвечал: „Здравствуйте, уважаемая Прасковья Антоновна!“ Старшая сестра, учившаяся в 1940 году в шестом  классе, иногда не по своей воле опаздывала на уроки Сергея Семёновича, стоявшие в расписании первыми. На что он ей говорил: „Ну что, Кузьмина, опять кулеш дохлёбывала?“ Все дружно смеялись. Однажды сестра не выдержала и, сев за парту, заплакала. Директор подошёл к ней и недоумённо спросил: „Что случилось?“ Та сквозь слёзы  объяснила: „Старший брат, с которым у неё были одни валенки на двоих, после первой смены задерживается, и ей приходится ждать его“. Сергей Семёнович обнял её: „Ну что же ты, дорогая моя, раньше-то не сказала, прости меня, пожалуйста. А брату скажу, чтобы он после смены не задерживался, а сразу шёл домой“. Слово директора для всех учеников было законом, и с тех пор сестра на уроки не опаздывала. Как-то директор встретил нас с братом, заканчивающих девятый класс, и неожиданно заговорил: „Берегите мать, ей с вами одной трудно. Постарайтесь после школы поступить в вуз, приобретите специальность и будьте ей на старости лет надёжной опорой“. Причём говорил это Сергей Семёнович как-то располагающе душевно, по-доброму. Мы к матери всегда относились с заботой, но после такого разговора стали к ней заботливее.

Сергей Семёнович имел вполне земные привычки. Любил смотреть футбол, особенно игру районной команды с приезжающими к нам гостями из соседних районов. Перед матчем приносил с собой небольшой табурет и не сходил с него до конца игры. Живо реагировал на каждый забитый нашей командой гол. Похоже, здесь он отдыхал от своей нелёгкой директорской работы.

Школа была за ним как за каменной стеной. Какие бы проверки ни проходили, она всегда оказывалась в районе лучшей. После ухода Сергея Семёновича долго искали ему замену. Понимая, что нужна адекватная кандидатура, выбирали лучшего. Лучшим оказался Иван Ефимович Илюшин, возглавляющий Шовскую среднюю школу. Но, как говорят сегодня, что-то пошло не так. И в школе появился другой директор — Пётр Григорьевич Водопьянов. Он руководил учебным заведением два года. Но и ему стали искать замену. Думаю, однако, что дело было не в их деловых качествах, а в том, что они не обладали талантами С.С. Семикина. Оба по организаторским способностям и близко не стояли рядом с бывшим директором. Просто Сергей Семёнович был такой один. Да и то сказать: ордена Ленина за просто так никому не давали. Волею судьбы мне приходилось прикасаться к высшей награде талантливого педагога. Я держал орден Ленина в руках и чувствовал его тяжесть, будто на моей ладони разместилась вся сложная и вместе с тем славная судьба этого знаменитого для трубетчинцев человека. Плюс к этому, Сергей Семёнович имел орден Трудового Красного Знамени и медаль „За доблестный труд в Великой Отечественной войне“. А всё потому, что был он прирождённым педагогом, обладал талантом не только хорошо учить, но и способностью сплотить коллектив учителей и направить его усилия на успешное проведение всех образовательных процессов.

Но как бы там ни было, школа со временем начала привыкать к новым руководителям. И знаете ли, потихонечку привыкла. Благо, что они оказались опытными работниками. Первый — Иван Гаврилович Савеличев был секретарём райкома партии, второй — Михаил Иванович Польшин исполнял обязанности заместителя райисполкома. Так что школе они пришлись ко двору. Обоих знал лично, много раз общался — достойные, уважаемые были люди.

И чтобы не возвращаться к разговору о директорах, назову лиц, занимающих эту должность до 1991 года: В.М. Трунов, Г.И. Татаринова, А.П. Двуреченский, Л.С. Коврегина, М.С. Мальнев, Н.М. Мутаева.

(Продолжение следует)

Виктор КУЗЬМИН.

Фото из семейного архива.

Комментарии

Оставить комментарий

​30 декабря исполняется 100 лет со дня создания Союза Советских Социалистических Республик.

…Левитов — лирик в прозе. Так при чём здесь люди в военной форме на фотографии? Вспомним рассказ про сапожника Шкурлана, которого знал юный Левитов, слышавший, как играют на разных музыкальных инструментах и поют талантливые сыновья сапожника.

​Дорогие читатели! Перед вами уникальная возможность — экскурс в историю Добровской районной газеты и вспомнить тех, кто её делал на протяжении многих лет.

„Да по Государеву Цареву и Великого князя Михаила Федоровича всея Русии и отца ево Государева Великого Государя Святейшего патриарха Филарета Никитича Московского и всея Русии указу по памяти из Помесного приказу

​Давным-давно, в далёком детстве летом я часто просыпалась на рассвете от какого-то непонятного звука, который раздавался совсем близко, за открытым в сад окном.

Все новости рубрики Экскурс в историю