ЭПАТАЖНЫЙ ПРИЯТЕЛЬ ПОЭТА

ЭПАТАЖНЫЙ ПРИЯТЕЛЬ ПОЭТА (Продолжение) ВОЗВРАЩЕНИЕ НА КРУГИ СВОЯ Но и после этого неугомонный граф не остепенился, не образумился, а возвратился к прошлому образу жизни. Женился на цыганке и превратил свои апартаменты в игорный дом. При этом в картах  всё также „передёргивал“. В свободное от игры время буйствовал, стрелялся. В высшем свете только и говорили о […]

ЭПАТАЖНЫЙ ПРИЯТЕЛЬ ПОЭТА

(Продолжение)

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА КРУГИ СВОЯ

Но и после этого неугомонный граф не остепенился, не образумился, а возвратился к прошлому образу жизни. Женился на цыганке и превратил свои апартаменты в игорный дом. При этом в картах  всё также „передёргивал“. В свободное от игры время буйствовал, стрелялся. В высшем свете только и говорили о приключениях Американца. Вот одно из них.

Приятель Толстого вызвал на дуэль своего недруга и попросил графа быть его секундантом. Поединок был назначен на 11 часов следующего дня. Когда приятель заехал за другом, чтобы вместе отбыть к месту дуэли, то застал графа крепко спящим. Разбуженный, он недовольно спросил: „В чём дело?“ — „Да разве ты забыл, что обещал быть моим секундантом?“ — робко сказал дуэлянт. „Это не нужно, — ответил Толстой, — я его убил“.

Оказалось, что накануне граф, не говоря об этом приятелю, вызвал его обидчика в шесть часов утра на дуэль, расправился с ним, вернулся домой и спокойно лёг спать.

А вот какую характеристику дал графу один из его друзей в беседе с молодой дамой: „Таких людей уже нет. Если бы он Вас полюбил, и Вам бы захотелось вставить в браслет звезду с неба, он бы её достал. Клянусь Вам, что в его присутствии Вы не испугались бы появлению льва. А теперь что за люди? Тряпьё!“.

И чтобы не утомлять далее читателя подобными рассказами, приведу высказывание Льва Николаевича Толстого о своём двоюродном дяде: „…необыкновенный,  преступный и привлекательный человек“.

 

ДРУЗЬЯ-СОЧИНИТЕЛИ

apushamerrisuРазумеется, человеком такой необычной судьбы не могли не интересоваться люди высшего света. Многие искали его дружбы, и сам он дружил со многими. В том числе и с
такими известными литераторами, как В.А. Жуковский, А.А. Шаховской (кстати, написавшем водевиль „Урок кокеткам, или Липецкие воды“), П.А. Вяземский, А.С. Грибоедов. Толстой был в близких отношениях с дядей Пушкина — Василием Львовичем. Его фривольную поэму „Опасный сосед“ почитал за образец поэтического творчества. И, конечно же, дружил с самим Пушкиным.

Друзья часто писали о Толстом-Американце, одни, как Вяземский, возвышенно:

Под бурей рока — твёрдый камень!

В волненьи страсти — лёгкий лист.

Другие — без прикрас, как это сделал Грибоедов в своей комедии „Горе от ума“:

Ночной разбойник, дуэлист,

В Камчатку сослан был, вернулся алеутом,

И крепко на руку нечист,

Да, умный человек не может быть не плутом.

Обычно подобные писания на свой счёт Толстой принимал спокойно, а вот к другу Грибоедову пришёл с претензией: „Зачем ты обо мне написал, что я крепко на руку нечист? Подумают, что я взятки брал. Я взяток отродясь не брал“. — „Но ты же играешь нечисто“, — заметил Грибоедов. „Только-то? Ну так бы и написал“, — ответил граф и, собственноручно поправив строку в комедии на „В картишки на руку нечист“, снабдил её примечанием: „Для верности портрета поправка сия необходима, чтобы не подумали, что ворует табакерки со стола…“.

А вот стихи А.С. Пушкина из шестой главы „Евгения Онегина“, рисующие яркую характеристику давнего приятеля, выведенного в романе под фамилией Зарецкий:

Зарецкий, некогда буян,

Картёжной шайки атаман,

Глава повес , трибун трактирный,

Теперь же добрый и простой,

Отец семейства холостой

И даже добрый человек —

Так исправляется наш век!

Разумеется, поэтические высказывания друзей льстили самолюбию графа, но он никогда не ставил их выше верной дружбы и товарищества.

Достаточно поговорив о Толстом-Американце, перейдём к его отношениям с Пушкиным.

СОШЛИСЬ ЗА КАРТОЧНЫМ СТОЛОМ

По выходе в 1817 году из лицея Пушкин уже был известным поэтом, и через два года они встречались с Толстым как добрые приятели. Тогда-то и произошла их знаменитая ссора. Случилась она у Шаховского за карточным столом. Пушкин заметил, что его визави играет нечисто, передёргивает, и высказался об этом вслух. Толстой не замедлил с ответом: „Да я и сам это знаю, но не люблю, чтобы это мне замечали“.

Казалось, что тут особенного, сошлись два приятеля, по возрасту отец с сыном, перекинулись в картишки, проиграли-выиграли, немного повздорили и спокойно, без обиды разошлись.

Но не такой был Американец, чтобы терпеть, когда молодые, пусть и талантливые люди учат его жизни. В отместку входившему в моду поэту Толстой распускает по Петербургу слух: Пушкина за стихи против правительства высекли в секретной канцелярии министерства внутренних дел.

До поэта эти слухи дошли, когда он уже был в южной ссылке (1820 год). И закипела африканская кровь Пушкина. Обиднее всего для него было то, что сплетня исходила, как поэт писал из Кишинёва Вяземскому, от человека, с которым расстался он приятелем и которого с жаром защищал всякий раз, как представлялся тому случай.

В это время опальному молодому человеку ничто не шло на ум, кроме одного: только на дуэли, ценою жизни может расплатиться записной враль за подлую клевету. И с этого момента начинает ежедневно упражняться в стрельбе из пистолета. Угнетало Пушкина и состояние ссыльного — он не мог выехать в Москву и вызвать нахала на поединок. Когда-то ещё состоится дуэль, а отмщение требуется сегодня, сейчас. И появляется на свет эпиграмма, приведённая нами в начале повествования.

СЛОВЕСНАЯ ДУЭЛЬ

И между двумя неординарными личностями начинается словесная дуэль. К чести графа, он не думал стреляться с рассерженным молодым приятелем из-за нескольких обидных для него строчек и ответил Пушкину тем же — эпиграммой, написанной высоким слогом — александрийским стихом:

Сатиры нравственной язвительное жало

С   пасквильной   клеветой не сходствует нимало, —

В восторге подлых чувств, ты, Чушкин, то забыл!

Презренным чту тебя, ничтожным только чтил.

Примером ты рази, а не стихом пороки

И вспомни, милый друг, что у тебя есть щёки.

Последняя строка намёк на то, что за такого рода публичные оскорбления бьют по щекам.

Написанное граф отнёс в журнал „Сын Отечества“. Но его редактор Н.И. Греч, не желая разжигать вражду между известными людьми, решительно отказал автору в публикации.

Казалось бы, дуэлянты обменялись эпиграммами, как выстрелами, на этом всё бы и закончить. Но Пушкин не унимается — пишет новые эпиграммы, граф отвечает тем же. И, конечно же, поэт не отказывается от намерений о настоящей дуэли. В 1824 году опального поэта переводят из южной ссылки в северную, в знакомое нам Михайловское под надзор отца Сергея Львовича и местных властей. Но и тут мысль о мщении сидит в голове Пушкина, как заноза под ногтём: где бы он ни был и что бы ни делал, она напоминает о себе острой, непреходящей болью. Как вспоминает об этом родственник тригорских барышень, а по совместительству друг поэта Алексей Вульф, готовясь к дуэли с известным Американцем, графом Толстым, Пушкин  практиковался в стрельбе.

Однако конец 1825 года становится для поэта временем больших перемен. Разгром восстания декабристов, многие из которых были друзьями Пушкина, восшествие на престол Николая I… В эти дни, пробуждаясь ото сна, поэт задаётся вопросом: что же будет дальше?

А было то, что было. Пушкина срочно привозят в Зимний дворец. Император долго беседует с ним: изъявляет желание быть его цензором, обещает доступ к закрытым архивам и содействие в написании „Истории Петра I“.

Встретиться с царём — не в карты с Толстым-Американцем сыграть. Поэт полон творческих планов и постепенно уходит из головы мысль о мщении — появляются дела  поважнее.

ПРИМИРЕНИЕ

В Москве, где жил Толстой, враги при встрече сухо, нехотя, кланяются и никаких отношений. А в это время друзья — Вяземский, Нащёкин, Соболевский — во всю строят планы по примирению сторон. Они убеждают и того, и другого в том, что глупо из-за ничтожной сплетни, да и не сплетни вовсе, а неудавшейся шутки, дуться друг на друга столько лет. И всё чаще исподволь, делая вид, что всё происходит само собой, организуют встречи поэта и ещё гремевшего славой Американца в простой, непринуждённой обстановке. И мало-помалу друзья-враги сдаются. И снова, как в старые добрые времена, их видят вместе.

Проходит три года, и в жизнь поэта, как оказалось, навсегда входит Наталья Гончарова. Именно в это время Пушкин и Толстой становятся близкими друзьями. Фёдор Иванович, знавший семейство Гончаровых по-своему калужскому имению, выступает в качестве свата Пушкина. Толстой ведёт трудные переговоры с матерью невесты, чем во многом способствовал женитьбе поэта, называя его при этом „милым другом“.

С тех пор они видятся чаще обычного. Совместные пирушки, участие в маскарадах, многочасовые обеды у Нащёкина и Соболевского… И всем бросается в глаза их искренняя дружба.

НА СКЛОНЕ ЛЕТ

Толстой прожил не так много — всего 58 лет. В последние годы стал набожным. Его часто видят в храме. Женатый на цыганке, к многочисленным членам семьи и домочадцам относился с заботой и вниманием. При игре в карты теперь старался быть порядочным и честным.

Говорили, что тени убитых им на дуэлях одиннадцати человек на склоне лет не давали ему покоя. Вот как об этом пишет В.В. Вересаев: „Он аккуратно записывал имена убитых в свой синодик. У него было двенадцать человек детей, которые все умерли в младенчестве, кроме двух дочерей. По мере того, как умирали дети, он вычёркивал из своего синодика по одному имени  убитых им людей и ставил сбоку слово „квит“. Когда у него умер одиннадцатый ребёнок, прелестная умная девочка, он вычеркнул последнее имя убитого и сказал: „Ну, слава богу, хоть мой курчавый цыганёночек будет жить“. Этот „цыганёночек“, Прасковья, действительно осталась жива“.

Скончался великий грешник во время молитвы под образами. Поэта пережил на девять лет.

Таким вот был родственник владельца Трубетчина графа М.П. Толстого, а стало быть и близкий нам человек, Фёдор Иванович Толстой-Американец — эпатажный  приятель Пушкина.

Виктор КУЗЬМИН.

 


Каждый вечер при дворе — это череда помпезности, идеальности, фальши: сударыни в безбожно пышных платьях с избытком бантиков и рюш, их раздражительное хихиканье и некрасивый смех. Мужчины возле них — во фраках по последней моде и париках, похожи на заносчивых пуделей. А у них за спинами огромный дворцовый зал, начищенный до блеска и сверкающий собственной […]

Моему отцу и дяде посвящаю.

Когда Антон познакомился с Анной, то почти сразу решил для себя жениться именно на ней. А что?! Голубоглазая красавица с копной роскошных волос и неутомимой энергией не могла оставить его равнодушным.

ВОТ И СНОВА ВЕСНА Зиму „слава Богу“ пережили.  На фронте дела шли вроде складывались в нашу пользу, но конца пока не видать. В Кривце из мужиков только инвалиды, старики да дети. Если кто и возвращался с фронта, то без руки или без ноги, а то и без глаза. Хозяйки уже в который раз проводят ревизию […]

НА ТРУДНЫХ ДОРОГАХ ВОЙНЫ Маршал Константин Рокоссовский… В прошлом году исполнилось 120 лет со дня его рождения. Для многих это человек с портрета, стоящий в ряду легендарных личностей отечественной истории. Но для меня и моей семьи он — человек из жизни, а не из учебника истории, командир и боевой друг моего отца Николая Ивановича Панова. […]

Все новости рубрики Творчество читателей