ИЗ ВЕКА — В ВЕК

ИЗ ВЕКА — В ВЕК Время быстротечно. Кажется, совсем недавно мы жили в двадцатом веке: отмечали пятидесятилетие начала Великой Отечественной, пятидесятилетие Великой Победы, тридцатипятилетие первого полёта человека в космос — все эти события вошли в мировую историю. Демонстрации 7 ноября — праздник, который был частью нашей жизни. Это была точка отсчёта новой жизни, веха, имевшая […]

ИЗ ВЕКА — В ВЕК

file0009-8Время быстротечно. Кажется, совсем недавно мы жили в двадцатом веке: отмечали пятидесятилетие начала Великой Отечественной, пятидесятилетие Великой Победы, тридцатипятилетие первого полёта человека в космос — все эти события вошли в мировую историю.

Демонстрации 7 ноября — праздник, который был частью нашей жизни. Это была точка отсчёта новой жизни, веха, имевшая своё летоисчисление. Пятьдесят лет, шестьдесят, семьдесят. В 1997 году учителя истории обсуждали вопрос: как говорить детям — Октябрьский переворот или Октябрьская революция (уже без „социалистическая“).

Сегодня страсти поутихли: мы стали спокойнее и мудрее за минувшее двадцатипятилетие и воспринимаем многие вещи как  данность.

Это было с эпохой, было со страной, это было в сердце моём. Как ни говори, это наша с тобой биография. Это наши прадеды, деды, отцы и старшие братья. Наши родители, которые дали нам жизнь, научили  верить, любить, трудиться, быть добрыми, честными, отвечать за содеянное тобой. Не отрекаются любя…

Наверняка у вас, дорогие читатели, есть что сказать по этому поводу, вспомнить о тех, кто вершил эпоху. Нынешний год — год столетия Октябрьской революции. И в этом временном отрезке — жизнь и судьба наших земляков.

 

НЕУГОМОННАЯ

…Смотрю на пожелтевшую фотографию. На ней они, комсомольцы
20-х годов. Это делегация каликинской молодёжи на слёте в Липецке.
Они держат развёрнутую газету. На ней по полю движется красный
трактор, а рядом
корпуса фабрик и заводов на фоне неба с самолётами. Поверху надпись „Неугомонный“. В середине фотографии — тоненькая девушка с умными чёрными глазами, Нюра Шахова. Я её люблю за улыбку, за ласковое слово, за тот жест, которым гладила меня по голове, за сказки и за книжки, которые мне читала. Но, наверное, больше всего за её жизнь.

Неугомонная — так можно её назвать. Она жила интересно, не могла сидеть сложа руки. А жизнь её… Ох, как тяжко, а порой жестоко обходилась с ней судьба!

Нюра была младшей в большой семье. Общая радость и общий
баловень. Через много лет она расскажет мне, что тогда, в том самом
полуголодном детстве, она впервые увидела книгу и… замерла. То была Библия. С тех пор её неудержимо влекло к тому, что скрыто в тонких книжных страничках. На семейном совете было решено, как это ни тяжело, отдать Нюру в школу. Это был год 1917-й.

Конечно, трудно десятилетней девочке разобраться в том гигантском
движении, охватившем страну. Но всё же и она, и родители-бедняки нашли правильный путь. То были годы революции, годы создание комсомола. По направлению комячейки она едет в город учиться. Закончила Раненбургскую школу II ступени имени К. Либкнехта с пятилетним курсом обучения, где, как сказано в документе, „обнаружила достаточные познания и необходимое общее развитие“.

Много тропок исхожено босиком (берегла единственные туфли).

Там, на курсах, пришло решение. Дрожащими от волнения пальцами
Нюра вывела на заявлении: „Прошу принять меня в комсомол, так как я
хочу работать в деревне». Может быть, сейчас это выглядит чуть наивно, но тогда отсталая деревня действительно остро нуждалась вот в таких горячих молодых сердцах.

Трудно ей пришлось вначале. Выполняя своё первое комсомольское поручение — создать первый пионерский отряд, она стала первой пионервожатой в районе. Прошли по улицам Доброго 30 ребят и девчат в красных галстуках с Нюрой Пашинцевой впереди. Прошли, внося в застоялую деревенскую жизнь новую живую струю. Многое сделали они со своей боевой пионервожатой: в стенгазетах писали о недостатках, невежестве в деревне,  выступали с агитконцертами, учили взрослых и, конечно, учились сами. Вечерами их вожатая становилась строгой и требовательной учительницей. Вместе с ней они и их родители постигали азы науки.

Пришлось Нюре создавать и женорганизацию. Получилось не сразу,
но она была создана. В те годы во главе с молодым коммунистом Дмитрием Шаховым комсомольцы села Каликино создавали коммуну. На одном из первых собраний в окно выстрелили. Ясно, стреляли в Дмитрия. Богатеи не могли примириться с появлением коммуны, вредили, портили скот, укрывали зерно.

Однажды жителей села Каликино разбудил грохот. Все высыпали на улицу. Маленький трактор быстро двигался по полю, ловко опрокидывая пласты земли. А потом первый хлеб, первый урожай.

Здесь, в деревне, она встретила свою любовь. Здесь и началась их
совместная жизнь — Нюры и Дмитрия, того самого комсомольского секретаря. Началась кочевая жизнь. С мужем — кадровым военным (чекистом) — в дальнюю дорогу. Мичуринск, потом Сысерть, Урал, Свердловск.  Здесь Анна Георгиевна закончила два курса пединститута. Хотелось стать биологом. Но трое детей, очередные переезды не дали возможность завершить обучение.

И вот Пермь. В начале 1940 года был арестован начальник УНКВД Дмитрий Александрович  Шахов. Лишь в 70-х годах узнали о его судьбе — репрессировали и расстреляли.

А тогда начались скитания. Вернулась на родину. В большие школы жену врага народа не брали. Работала в глухих населённых пунктах: Тележенка, посёлок Дальний.

В Дальнем заведовала начальной школой. Ни транспорта, ни электричества. Всюду пешком, всё своими руками. Да и в Большом Хомутце жила в нищенских условиях, сменила несколько квартир, неуютных, сырых, без электричества, радио, под соломенной крышей. Лишь в 1956 году в её квартире провели свет, радио.

Удивляло, как тогда она сумела сохранить юношеский задор, любовь к жизни, поэзии, детям.

Её внуки и сейчас бережно хранят старые учебники: занимательную грамматику, физику, геометрию, астрономию, алгебру, всевозможные игры, ребусы, кроссворды и другую литературу. Сохранились даже довоенные шашки и шахматы. Была и домашняя библиотека. Это — диковинка на селе. И она умудрялась на учительские копейки приобрести всё это. Считала нужным. Видела далеко вперёд.

Троих детей поднимала одна. В тяжёлые, голодные военные и послевоенные годы не хватало многого, но всегда находились для детей материнская ласка, утешение, доброе слово. И не только для своих, но и для тех, кто был у неё в школе. Она никогда не показывала людям горе. Ходила прямо, находила силы смеяться, мечтала и читала. На организованные ею вечера, концерты ходили все жители Большого Хомутца, На спектаклях вместе с актёрами плакали и смеялись, радовались и огорчались. Благодарили Анну Георгиевну за эти минуты, за воспитание сыновей и дочерей. Приходили поделиться к ней своей радостью и болью. Знали, что для каждого найдёт слова утешения, примет искреннее участие в их делах. И, конечно, были за это признательны.

Выросли дети, получили высшее образование, появились внуки.
Теперь нам отдавала она все свободные минутки, которые бывали не
так часто. Я хорошо помню, как открывала свой мир в бабушкиных
рассказах и сказках, постигала истины жизни, держась за бабушкину
руку. А она старалась дать всё самое хорошее, вложить в нас частичку
своей души

Для моей будущей мамы она стала не только свекровью, но и учителем, методистом, помогая ей в начале педагогического пути. Вот отрывки из воспоминаний мамы, Елизаветы Викторовны Шаховой.

Помню  её как учителя по Большому Хомутцу. Здесь же она ушла на пенсию. Сдержанная, степенная, с чувством человеческого достоинства. Никогда не повысила голоса. В классе, где было 45 учащихся, знала характер каждого, знала, что предпринять в том или ином случае. Полуслепая ежедневно проверяла тетради, помнила ошибки каждого. О липецком опыте она отозвалась так: „Это всё преходяще. Я считаю своим главным долгом научить детей читать, считать, грамотно писать, воспитать их честными гражданами своей страны. У меня свой собственный опыт“.

И это было действительно так: у неё свой опыт — жизненный и педагогический, который она передала детям, своим и чужим, внукам. А знатные люди села, учёные Виктор Нетёсин, Александр Добров, Валерий Шахов, Александр Инютин — её ученики, которые внесли свой вклад в отечественную науку, экономику, культуру. Это живой памятник Учителю.

Кстати, о липецком методе. В начале 60-х к нам в школы ехали делегации из соседних областей и республик. Опыт наш одобряли и нет. Ведь он требовал от учителя, детей полного напряжения сил. Учитель с ходу, от самой двери, включал класс в работу. К этому времени доска, необходимый материал дежурными уже подготовлен. Класс с полной отдачей работает весь урок. Каждый этап урока учителем продуман, отточен. И так изо дня в день…

Помнится, справедливо нам заметили: „При таком напряжении надолго вас не хватит“. Так и вышло. Постепенно липецкий метод отступил на задний план. Но он дал нам заряд на всю оставшуюся жизнь.

Права оказалась Анна Георгиевна — у каждого свой метод работы.

…Она родилась 20 января 1907 года. Дата — памятная для тех, кто знал Анну Георгиевну. А вот другого человека, родившегося тогда же, знает весь мир.

Скажете, как их сравнивать: Сергея Павловича Королёва, осуществившего вековую мечту человечества — выход в космос, и простую сельскую учительницу? Но вместе с ней сотни и сотни будущих инженеров, строителей, математиков, врачей тоже совершили свой выход — в большую жизнь…

Надежда ШАХОВА.

Фото из семейного архива.

Каждый вечер при дворе — это череда помпезности, идеальности, фальши: сударыни в безбожно пышных платьях с избытком бантиков и рюш, их раздражительное хихиканье и некрасивый смех. Мужчины возле них — во фраках по последней моде и париках, похожи на заносчивых пуделей. А у них за спинами огромный дворцовый зал, начищенный до блеска и сверкающий собственной […]

ВОТ И СНОВА ВЕСНА Зиму „слава Богу“ пережили.  На фронте дела шли вроде складывались в нашу пользу, но конца пока не видать. В Кривце из мужиков только инвалиды, старики да дети. Если кто и возвращался с фронта, то без руки или без ноги, а то и без глаза. Хозяйки уже в который раз проводят ревизию […]

НА ТРУДНЫХ ДОРОГАХ ВОЙНЫ Маршал Константин Рокоссовский… В прошлом году исполнилось 120 лет со дня его рождения. Для многих это человек с портрета, стоящий в ряду легендарных личностей отечественной истории. Но для меня и моей семьи он — человек из жизни, а не из учебника истории, командир и боевой друг моего отца Николая Ивановича Панова. […]

БЕРЕГ В ОГНЕ Есть на Украине особая награда — орден „За мужнiсть“. То есть — за мужество. Его удостоены представители разных национальностей. И русские, конечно. Среди них — Борис Иванович Долгих — наш земляк. А ещё ему было присвоено звание „Почётный ветеран города-героя Киева“. Так судьба распорядилась, что паренёк из села Доброе жизнь свою связал […]

БЕССМЕРТНЫЙ АВТОГРАФ АРТИЛЛЕРИСТОВ Дорогая редакция газеты „Знамя Октября“ Как Вы уже поняли, моё письмо связано с поисковой работой и не носит какого-либо официального статуса — это моя общественная работа, добровольная и многолетняя, которой я, несмотря на то, что уже на пенсии, продолжаю заниматься. Более того — прошу Вас считать моё письмо дружественным, поскольку во все […]

СВОЙ СРЕДИ СВОИХ Так сложились хитросплетения судьбы, что я несколько лет не читала районную газету. А в этом году выписала „Знамя Октября“. И с первого номера у меня родилось чувство, будто домой вернулась. И чем дальше, тем больше. Естественно, появилась необходимость послать коллективу редакции благодарность за то, что он такой, какой есть. Но как не […]

Все новости рубрики Творчество читателей