Русская Женщина с большой буквы

ВОТ И СНОВА ВЕСНА Зиму „слава Богу“ пережили.  На фронте дела шли вроде складывались в нашу пользу, но конца пока не видать. В Кривце из мужиков только инвалиды, старики да дети. Если кто и возвращался с фронта, то без руки или без ноги, а то и без глаза. Хозяйки уже в который раз проводят ревизию […]

ВОТ И СНОВА ВЕСНА

Зиму „слава Богу“ пережили.  На фронте дела шли вроде складывались в нашу пользу, но конца пока не видать. В Кривце из мужиков только инвалиды, старики да дети. Если кто и возвращался с фронта, то без руки или без ноги, а то и без глаза. Хозяйки уже в который раз проводят ревизию и в своих погребах и амбарах. Подсчёты неутешительны. У Исковских Анны Никитовны семья из пяти человек: старшенькому  Пете 14 лет, Любе —12, Лёне — 7 и Лиде — два года было на начало войны. На сегодня дети стали старше на три года. Все, кроме Лиды, настоящие полноценные работники. А дел дома невпроворот.  В хозяйстве корова, овцы, куры, огород большой. Отказываться ни отчего нельзя, если хочешь выжить и помочь фронту. Деньги никто, как говорится, и в глаза не видал, жили натуральным хозяйством: что вырастишь, заготовишь — тем и жив будешь. В огороде — картошка, свёкла, капуста, огурцы, помидоры, тыквы, репа. А также сеяли рожь, чтобы не остаться без хлеба, и просо — для каши. Конопля — обязательно, из неё после долгой обработки получали волокно, а потом ткали на домашнем ткацком станке полотно, из которого женщины вручную шили на семью бельё и рубахи. Никто про коноплю даже в страшном сне не видывал, для чего её тайно сажают теперь больные на голову люди.

КАРТОШКА ЕСТЬ, И СОЛЬ НАМЕНЯЕМ!

Самым трудоёмким делом летом, конечно же была заготовка сена на корм животным. Вообще  сенокос  — дело больше мужское, а тут баба да дети. Однако справлялись, правда работали до упаду в самом прямом смысле.

В ту весну у Исковских Анны Никитовны в подвале оставалось три ведра картошки на еду, два мешка драгоценной мелочи на посадку, которую ещё возможно придётся перерезать пополам, чтобы засадить как можно больше площади. А некоторые семьи, у кого урожай выдался небогатый  и картошка в доме на вес золота, будут собирать картофельные очистки с глазками и сажать в землю вместо семян. Есть те кто выходит на колхозное поле в надежде найти хоть пару замороженных картофелин, потерянных при уборке урожая осенью. Были счастливы, если находили Из них и горсти отрубей замешивали тесто и пекли так называемые „губаны“.  Говорили: „Объеденье“. А у Анны ещё и квашеной капусты ведро, и полмешка ржи для хлеба. Она знает, да и дети знают, что с приходом весны на лугу и по обочинам вырастает кое-какая съедобная трава (крапива, щавель) — в щи всё пойдёт. Да и витамины всё же. А летом в лесу появятся ягоды, грибы — вот уж еда так еда! Всё домашнее хозяйство практически вели девочки. Да и Лиде уже нашлась работа на грядках, и крапиву со щавелем она собирала, по ягоды с сёстрами ходила. Анна со старшим сыном Петром трудилась в колхозе не покладая рук: надо было кормить бойцов на фронте и не только хлебом. Из собственных хозяйств для фронта каждый двор сдавал масло, мясо, яйца, молоко, картофель, просо. Сами крестьяне первые три продукта практически не видели, если только по великим праздникам раза четыре в год .

Однако самым невероятным дефицитом в то время были соль и мыло. Но даже если и  можно достать соль на обмен сельхозпродуктов (желательно пшена), то до места обмена надо пройти пешком 50 километров (транспорта в то время не было). На железнодорожной станции в городе Мичуринске можно было достать соль, которую привозили жители южных районов страны, чтобы поменять на продукты.

Вот насыплет Анна два холщёвых мешочка килограммов на 6-7 , свяжет их „хохлами“ друг с дружкой, перекинет на „перевес“ через плечо (один спереди висит на груди, другой — на спине) и с такими же солдатками, на тамбовщину  до Мичуринска за солью.  Дня три нет матери дома. Дети ждут, волнуются (мало ли что), хозяйство ведут с усердием, чтобы мать не огорчить, и рады радёшеньки когда она возвращается.  Ну и понятно: куда же без соли. За ней ходили по осени, с нового урожая, в другое время продуктов могло и не быть.

Мыло тоже можно было выменять, но тут уж сельхозпродуктами не обойдёшься: нужен какой-нибудь предмет, ну, совсем ценный — золотой или серебряный. А откуда же может взяться драгметалл у крестьянина? Нашлись грамотеи, вычитали или по слухам где разузнали, но научились мыло сами варить в домашних условиях. Так вот и жили.

А жили дружно. Беда на всех одна, она объединяет: все соседи, вся улица — как одна семья. Помогали друг дружке и словом, и делом.

ЖИЗНЬ В ТЫЛУ — НЕ САХАР

В начале войны линия фронта местами приблизилась к Кривцу на 40-60 километров, часто были слышны взрывы, грохот, видны вдалеке отблески пожарищ. А по большаку (основная, большая дорога так называлась в народе) шли грузовики со снарядами и техникой, а то и солдат везли на линию фронта. Позже погнали пленных немцев. Если такой отряд заставала непогода или поздний вечер, пленников вели в село, размещали на ночлег в избах попросторнее. Ночевали немцы и у Анны в избе. Женщина, сама не зная почему, смотрела на них с жалостью, смотрели и дети и видели, как молоды солдатики, и как плохо им, и горько: тихие такие, виноватые. Анна думала о том, что где-то, в другой стране, их тоже ждут матери. Она кормила их чем Бог послал — картошкой и капустой. А однажды один из них протянул маленькой Лиде на своей ладони какой-то белый кубик и показал, что его есть можно. Лида взяла с маминого разрешения, чуть-чуть куснула и обомлела: такого вкуса яркого и невероятно приятного она ещё не знала. То было её первое знакомство с сахаром.

—Мам, что это?

—Это, дочка, сахар. Продукт такой, его делают из свёклы на сахарном заводе. Ты это уже поняла. С ним чай пьют и ещё много чего делают. Но сейчас война и у нас его  пока быть не может.

—А когда-нибудь будет?

—Конечно. Когда закончится война.

—А можно на всех поделить? — спросила.

—Конечно.

Каждый вечер, управившись с хозяйством во дворе, накормив детей и уложив их спать, приготовив для всех необходимое  на завтра, укладывалась и сама. Это был любимый момент в её тыловой жизни, и длился то он всего минут пять — усталость и сон побеждали — она думала о своём любимом Никите. Как он там живёт, в том далёком-предалёком от Кривца городе Челябинске? Каков он теперь? Как выглядит, не беспокоит ли его ранение? В самом первом бою он был ранен, а после госпиталя его направили в Челябинск на тракторный в мирное время завод, а теперь переоборудованный в танковый. Борьба с немецкими захватчиками  продолжилась для Никиты Ивановича Исковских (1906 года рождения) в тылу, на военном заводе, выпускавшем танки для Победы. Труд не из лёгких, потому как танков для фронта надо немало.

ИЗ ЧЕЛЯБИНСКА С ЛЮБОВЬЮ

А Анна так по нём истосковалась, что задумала, казалось бы немыслимое.  Весь 1944 год вынашивала она свой план, боясь кому-либо признаться. А задумала ни много ни мало  —  съездить в Челябинск, к мужу; получается: на свидание. Наконец-то, в сентябре, после уборки урожая, призналась свекрови. А та (надо же!) согласилась, отпустила. И вот в конце сентября неграмотная женщина, не умеющая читать и писать, нигде, кроме Мичуринска ранее не бывавшая, но очень храбрая и решительная,  влекомая любовью, отправляется на другой край страны. Больше месяца добиралась она, но нашла и завод, и драгоценного своего Никиту. Домой вернулась в самом конце зимы 1945 года: счастли-и-и-вая и не одна. (В августе 1945 года в семье появился третий сын — Толя).

А пока ещё шла война.

В ТЫЛУ КАК НА ПЕРЕДОВОЙ

Дети дома оставались со свекровью. Анна нашла их похудевшими, обовшивевшими, а потому стриженными ножницами наголо Лёню и Лиду. Воодушевлённая свиданием с мужем женщина, с энтузиазмом взялась приводить всех в порядок и снова потянулись трудовые будни.

Петя совсем стал взрослым и снова и снова, в который уже раз, уговаривал мать отпустить его на фронт. Каждый год повторялась эта сцена. А она снова и снова отговаривала. В этот раз разговор был очень серьёзным и решительным со стороны сына, и она, опустившись перед ним на колени,  обхватив его — плакала навзрыд.

—Опомнись. Призовут, когда понадобишься. Слова не скажу.

Пётр к тому времени уже учился в металлургическом техникуме в Липецке и в последствии не раз потом благодарил мать, что не позволила ему бросить учёбу.

Все дети в семье Исковских Анны Никитовны  и Никиты Ивановича стараниями родителей получили приличное образование и разлетелись по стране по направлениям, которые давали в учебных заведениях выпускникам для устройства на работу: от Липецка до Москвы, от Москвы до Магнитогорска и т.д.

Вот она какая, русская женщина с большой буквы, героиня тыла, державшая семью, кормившая армию; наполненная любовью, по большому счёту не только к детям, мужу и родителям, но и к Родине, которую она спасала вместе с бойцами. В тылу как на передовой.

Каждый вечер при дворе — это череда помпезности, идеальности, фальши: сударыни в безбожно пышных платьях с избытком бантиков и рюш, их раздражительное хихиканье и некрасивый смех. Мужчины возле них — во фраках по последней моде и париках, похожи на заносчивых пуделей. А у них за спинами огромный дворцовый зал, начищенный до блеска и сверкающий собственной […]

НА ТРУДНЫХ ДОРОГАХ ВОЙНЫ Маршал Константин Рокоссовский… В прошлом году исполнилось 120 лет со дня его рождения. Для многих это человек с портрета, стоящий в ряду легендарных личностей отечественной истории. Но для меня и моей семьи он — человек из жизни, а не из учебника истории, командир и боевой друг моего отца Николая Ивановича Панова. […]

БЕРЕГ В ОГНЕ Есть на Украине особая награда — орден „За мужнiсть“. То есть — за мужество. Его удостоены представители разных национальностей. И русские, конечно. Среди них — Борис Иванович Долгих — наш земляк. А ещё ему было присвоено звание „Почётный ветеран города-героя Киева“. Так судьба распорядилась, что паренёк из села Доброе жизнь свою связал […]

БЕССМЕРТНЫЙ АВТОГРАФ АРТИЛЛЕРИСТОВ Дорогая редакция газеты „Знамя Октября“ Как Вы уже поняли, моё письмо связано с поисковой работой и не носит какого-либо официального статуса — это моя общественная работа, добровольная и многолетняя, которой я, несмотря на то, что уже на пенсии, продолжаю заниматься. Более того — прошу Вас считать моё письмо дружественным, поскольку во все […]

СВОЙ СРЕДИ СВОИХ Так сложились хитросплетения судьбы, что я несколько лет не читала районную газету. А в этом году выписала „Знамя Октября“. И с первого номера у меня родилось чувство, будто домой вернулась. И чем дальше, тем больше. Естественно, появилась необходимость послать коллективу редакции благодарность за то, что он такой, какой есть. Но как не […]

ТАКИМ ОН БЫЛ Как сказал поэт, „своему-то свои хороши“. Эти строки вспомнились  в связи с тем, что меня попросили написать о брате — Владимире Фёдоровиче Кузьмине. Однако к чувству благодарности за память примешивалось ощущение некой неловкости: удобно ли писать о брате?  Что подумают об этом другие? Утешает только одно: хочу рассказать не о том, как […]

Все новости рубрики Творчество читателей