Я ЕДУ В ДАЛЬНИЙ КРАЙ

Я ЕДУ В ДАЛЬНИЙ КРАЙ Исполнилось 50 лет со дня начала моей работы в газетах „Сельская новь“ и „Знамя Октября“. Я благодарен журналистам за поддержку, оказанную  мне, — в те годы кочегару, пастуху, строителю. Позже трудился в городской газете „Красная Шория“ в Сибири, где встретил сотни земляков, приехавших по путёвкам комсомола на строительство. Некоторые из […]

Я ЕДУ В ДАЛЬНИЙ КРАЙ

Исполнилось 50 лет со дня начала моей работы в газетах „Сельская новь“ и „Знамя Октября“. Я благодарен журналистам за поддержку, оказанную  мне, — в те годы кочегару, пастуху, строителю. Позже трудился в городской газете „Красная Шория“ в Сибири, где встретил сотни земляков, приехавших по путёвкам комсомола на строительство. Некоторые из них (фамилии, к сожалению, не помню) уже никогда не вернутся на малую родину.

Эти заметки я посвящаю их светлой памяти.

I. ПРОЩАНИЕ

Мария Ивановна проводила сына Ивана в Сибирь. Думала, что ненадолго, но он всё не ехал и не ехал. Вначале приходили письма, открытки, поздравления. Это означало, что  жив и здоров.

По утрам, когда в окошко её маленького домика заглядывал рассвет, в сопровождении рыжего кота Васьки она шла доить и кормить козу. Летом работала на огороде, прогоняла тоску. А осенью, когда в окна стучали холодные капли дождя, и зимой, когда в сени рвались снежные вихри, тоска сжимала больное сердце.

Натопив печку на ночь, она ложилась спать, в сотый раз просмотрев фотографии, где она с мужем, сестрой и сыном. Мария Ивановна любила своё родное село Заречье. Она родилась в большой крестьянской семье, рано пошла работать в колхоз. В школе никогда не училась: читала кое-как, по слогам. До войны  встретила свою первую и единственную любовь — Илью. Он так и не вернулся с фронта. Но подрастал сын Иван. Мальчик был крепким, любил спорт, во всём помогал.

Закончив семь классов, пошёл работать грузчиком, убедив мать, что сам должен содержать себя.  Бывший активный пионер, вступив в ряды комсомола, охотно выполнял общественные поручения. Затем Иван закончил курсы шофёров и училище механизации.  Как лучшего тракториста колхоза „Победа“ его избрали членом бюро ВЛКСМ.

Шестидесятые годы. Для развития промышленности и строительства требуются рабочие руки. С разных концов страны в райкомы приходили запросы прислать специалистов.  По линии комсомола в Заречье пришёл запрос из Сибири командировать механизатора в Иркутскую область на строительство ГЭС. Чтобы уговорить мать, Иван собрал в своём доме родню, друзей.

—Сынок, как же так, я отца проводила на фронт и не дождалась. Теперь провожаю тебя на край света, — со слезами на глазах говорила Мария Ивановна.

—Мама, я хочу поехать в Сибирь. Ты пока чувствуешь себя неплохо. Да к тому же буду приезжать в отпуск, помогать тебе. А потом вернусь совсем.

—Тётя Маша, ведь он едет не на войну, — вмешался племянник Сашка.

После небольшого раздумья, вытирая  слёзы, Мария Ивановна сказала:

—Ладно,  сынок. С хозяйством и огородом я, может быть, справлюсь, а года через три приедешь — будем перекрывать крышу дома.

На следующий день  автобус увозил Ивана на железнодорожную станцию. За окном мелькали дома. Их жители хорошо знали его, и он знал их.

II. ВСТРЕЧИ В ПУТИ

Стучали колёса. Чтобы погасить вдруг нахлынувшую грусть, Иван стал вспоминать известные стихи:

Прощай, моя сторонка,

Мой дом родной, прощай!

С путёвкой комсомола

Я еду в дальний край.

Мы встретимся не скоро,

Когда — не знаю сам.

Пишите нам подружки

По новым адресам!

Только ему наверняка не напишет его первая любовь Наташа, с которой накануне они поссорились…

Поезд на Москву уходил поздним вечером. Уложив вещи, Иван вышел на перрон. Прощально мигали огни многоэтажных домов. Дальше был Павелецкий и Казанский вокзалы, шумная, разноголосая столица.

И вот поезд дальнего следования „Москва-Иркутск“ медленно тронулся. Весёлые разговоры ехавших из отпуска сибиряков, радостные лица окончательно прогнали тоску. Росли уверенность, ожидание чего-то нового. Рано набившему мозоли и привыкшему к труду парню было ничего не страшно.

Скорый миновал Муром, Казань, города седого Урала. В Свердловске освободившиеся места плацкартного вагона занимали новые пассажиры. Большинство были его ровесники — студенты сибирских вузов, молодые учёные Академгородка. С ними Иван легко  находил общий язык, но с ветераном с орденами на груди, Павлом Петровичем, ехавшим с похорон фронтового друга, поговорить удалось только тогда, когда поезд подходил к Тюмени.

С грустью Павел Петрович вспоминал, как в годы войны совсем молодым ехал на Западный фронт. Тогда было неизвестно, вернётся ли.

Это подбодрило Ивана. Ведь он едет не на войну. Иван глядел на проплывающие за окном многоэтажные дома.

—Да, эти сибирские города строили мы, — сказал Павел Петрович. — Мне исполнилось 22, когда, вернувшись с фронта, я строил Омск, где сейчас и живу.

В свете разгорающегося дня в усталых глазах фронтовика засветилась  радость, лицо озарилось улыбкой.

—Вот и моя станция.  Удачи тебе, парень! — пожелал на прощанье ветеран.

За окном вагона  ярко  горели буквы Омск. А Ивану предстояло ехать ещё много километров, с пересадками.

angaraIII. СЕРЬЁЗНОЕ ЗАДАНИЕ

Утром поезд прибыл  в Усть-Илимск. Комсомольцев уже ждали руководители Иркутской области.

—Мы рады, что вы поможете нам, сибирякам, в строительстве ГЭС. Электричество необходимо для стабильной работы территориального производственного комплекса „Братск-Усть-Илимск“, куда входят машиностроительная, химическая, алюминиевая, целлюлозно-бумажная отрасли, а также крупный лесопромышленный комбинат Братска.

Ивана взбодрило выступление молодого инженера, хотя жить до окончания работы предстояло в бараках, в тайге, у самого берега Ангары. Пока ждали „вахтовку“, Иван обратил внимание на блочные кирпичные и деревянные домики-времянки, в которых, видимо, обитали лесорубы, строители, ставшие пенсионерами, а также местные — слегка раскосые, скуластые, с крепкими мозолистыми руками.

Ивана приняли в молодёжную бригаду механизаторов. Он легко освоил управление мощным бульдозером. Вскоре парня направили на самый ответственный участок  —на перекрытие Ангары.

Всю предыдущую ночь у низовой перемычки Усть-Илимской ГЭС, надсадно ревя моторами, бульдозеры утюжили слежавшийся грунт. Механизаторы готовили ложе для Ангары, которую отделяла узкая лента плотного песчаника.

А утром тысячи строителей Усть-Илима смотрели, как ангарская вода входит в котлован.

В безмолвии застыли люди, техника и, кажется, сама Ангара. Напряжённую тишину нарушил сигнальный выстрел — в небо полетела зелёная ракета. И в ту же секунду окрестные скалы и таёжные дебри потряс двукратный взрыв. В воздух поднялись сотни кубометров грунта, вырванного из перемычек. Бурным потоком хлынула река.

„Мы покорим тебя, Ангара!“ — с этими словами строители Усть-Илимска 11 августа 1969 года начали штурм могучей сибирской реки. Колонна самосвалов     приближается к вышке. Над головной машиной бригадира комсомольско-молодёжной бригады реет Красное знамя. Следует команда: „Приступить к перекрытию!“  В 8 часов 30 минут в стремительный поток полетели каменные глыбы…

В Зареченский райком комсомола послали благодарственное письмо, где был отмечен  добросовестный труд Ивана Петрова.

Иван написал о своей жизни и работе матери.

Получив добрую весть из Сибири, Мария Ивановна обрадовалась. Надеялась на скорую встречу.  Откуда ей было знать, что до конца строительства ГЭС бригаде механизаторов предстояло выполнить ещё много дел: подготовить площадки на крутом берегу Ангары для удобного подвоза оборудования.  Срок — до наступления зимы, а на дворе был конец сентября.

Как лучшего, Ивана одного послали на дальний участок. Вначале  всё шло хорошо. Грунт легко поддавался, но неожиданно ковш бульдозера стал перевешивать. Тормоза не могли удержать машину.  Ивану удалось выпрыгнуть из кабины. Больно ударившись о камни, кое-как зацепившись за растущий кустарник, он со страхом увидел, как громадный бульдозер  с двадцатиметровой высоты плюхнулся в бушующую, будто рассерженную на людей Ангару.

Иван едва выбрался на крутой берег и потерял сознание. Слишком сильным был удар  скатившегося на него камня.

Парня подобрали геологи из Новосибирска. Иван не мог назвать ни имени, ни адреса, а оставшиеся в куртке документы вместе с бульдозером поглотила  Ангара.

Геологи, поняв, что дело серьёзное, на бронетранспортёре отправили Ивана в ближайшую больницу.

Когда из Сибири перестали приходить письма, здоровье Марии Ивановны сильно пошатнулось. Несмотря на заботу соседей, которые посещали её. По ночам стали сниться кошмары.  На расстоянии почти в семь тысяч километров материнское сердце чувствовало беду.

На запросы из Сибири приходили ответы: „Поиски вашего сына продолжаются“.

Постоянная тревога подтачивала здоровье Марии Ивановны.  Теперь отказывался принимать пищу желудок. К осени её, ставшую худой и бледной, отправили в больницу. А потом выписали, как шептались соседи по палате, умирать. И вскоре Марии Ивановны не стало.

С трудом узнав, что Иван Петров — лучший механизатор на строительстве ГЭС, врачи Новосибирска и Академгородка долгих три года восстанавливали его память.

IV. ЭПИЛОГ

Много лет спустя Иван вернулся из Сибири на малую родину.

В Заречье уже не было ни райкома партии, ни райкома комсомола, членом которого он был когда-то и чем очень гордился. Иногда по ночам ему снились таинственные горы, неугомонная Ангара и посланцы комсомола, которые вместе с ним укрощали сибирскую реку.

Анатолий ПОПОВ,

с. Доброе.


Каждый вечер при дворе — это череда помпезности, идеальности, фальши: сударыни в безбожно пышных платьях с избытком бантиков и рюш, их раздражительное хихиканье и некрасивый смех. Мужчины возле них — во фраках по последней моде и париках, похожи на заносчивых пуделей. А у них за спинами огромный дворцовый зал, начищенный до блеска и сверкающий собственной […]

Моему отцу и дяде посвящаю.

Когда Антон познакомился с Анной, то почти сразу решил для себя жениться именно на ней. А что?! Голубоглазая красавица с копной роскошных волос и неутомимой энергией не могла оставить его равнодушным.

ВОТ И СНОВА ВЕСНА Зиму „слава Богу“ пережили.  На фронте дела шли вроде складывались в нашу пользу, но конца пока не видать. В Кривце из мужиков только инвалиды, старики да дети. Если кто и возвращался с фронта, то без руки или без ноги, а то и без глаза. Хозяйки уже в который раз проводят ревизию […]

НА ТРУДНЫХ ДОРОГАХ ВОЙНЫ Маршал Константин Рокоссовский… В прошлом году исполнилось 120 лет со дня его рождения. Для многих это человек с портрета, стоящий в ряду легендарных личностей отечественной истории. Но для меня и моей семьи он — человек из жизни, а не из учебника истории, командир и боевой друг моего отца Николая Ивановича Панова. […]

Все новости рубрики Творчество читателей