Наша военная молодость — Северо-Западный фронт

В 1939 году ушёл служить в Красную армию, а вернулся домой через девять лет наш земляк Михаил Тихонович Мячин. Лейтенант М.Т. Мячин, фронтовой шофёр, санинструктор, минёр, был в боях под Новгородом, отстаивал Ленинград, участвовал в прорыве и снятии блокады Ленинграда, удостоен ордена Отечественной войны, 2-ой степени, медалей, оставил свои воспоминания. НА РАССВЕТЕ 22 ИЮНЯ   […]

В 1939 году ушёл служить в Красную армию, а вернулся домой через девять лет наш земляк Михаил Тихонович Мячин.

Лейтенант М.Т. Мячин, фронтовой шофёр, санинструктор, минёр, был в боях под Новгородом, отстаивал Ленинград, участвовал в прорыве и снятии блокады Ленинграда, удостоен ордена Отечественной войны, 2-ой степени, медалей, оставил свои воспоминания.

НА РАССВЕТЕ 22 ИЮНЯ

 


Михаил Мячин в начале службы в Красной армии.

О войне уже много сказано. Но каждая знаменательная дата, каждая встреча с боевыми товарищами настоятельно призывает к необходимости рассказать о том, что видел, пережил, что происходило вокруг.

Подвигов я не совершал, делал всё то, что и другие. И решение изложить свои воспоминания продиктовано единственным стремлением — отдать дань памяти моим боевым друзьям по 28-й танковой дивизий.

Итак, 22 июня 1941 года. Весь личный состав находился на отдыхе и службу несли только часовые, землю всколыхнули взрывы большой силы.

Сквозь сон я услышал гул, который всё нарастал, становился сильнее, и, казалось, от этого мелко дрожала земля.

Без команды все вскочили и выбежали на ближайшую окраину леса.

Гул доносился с запада, со стороны границы. Оттуда же в голубом утреннем небе показались и самолёты… Содрогая воздух, распластав крылья, строем они плыли на восток. Летели на нас, всё ближе и ближе.

Мы не могли и представить себе, что это фашисты пошли на нас войной и в воздухе висят вражеские самолеты, несущие с собой смерть. В эти минуты все с любопытством, задрав головы вверх, смотрели на них.

А они проплыли над лесом, и тогда стали ясно видны на фюзеляжах жирные чёрные кресты.

Из общего строя отделились и пошли на разворот несколько железных птиц, вытянулись в цепочку, а потом, замкнув кольцо, закружились над лесом и поляной, на которой стояли мы.

Послышался раздирающий душу свист и скрежещущий вой пикирующих самолётов и падающих бомб, тут же начались мощные взрывы.

— Ложись! — раздалась, наконец команда.

Все, где стояли, попадали на землю, прижимаясь к ней, евреи спасительнице, всем телом, стараясь в нее втиснуться, спрятаться от свистящих в воздухе осколков и свинцового дождя, которым поливали лётчики из своих пулемётов, проносясь совсем низко над землей.

Ещё не окрепнув на восходе солнца, день снова превратился в тёмную ночь…

Тяжело оседало на землю облако из земли и дыма, на спину посыпались обломки веток и сухой коры.

Неожиданно стало тихо.

Ещё не пришли в себя от случившегося, как снова в воздухе опять загудело, снова послышался тягучий, раздирающий душу вой и скрежет: начинался второй заход.

Всё повторилось, но с большей силой, кругом ухало и вздымалось, рвало людей на части, разбрасывало и мешало с землёй…

Самолёты пикировали один за другим, поливая свинцом, стараясь уничтожить всё живое, всё, что дышало. От гари и смрада взрывчатки трудно дышать. Всё смешалось, откуда-то послышались громкие стоны. Звал на помощь мой командир отделения Александр Горбатин, заваленный по грудь землёй.

Подоспели два товарища, и мы освободили его из земляного плена. Несмотря на трагедию, постигшую нас в это утро, мы посчитали происшедшее недоразумением. И только часом позже узнали, что началась война.

Эта бомбёжка нас ошеломила. Мы потеряли своих товарищей, в том числе и из нашего подразделения.

Нас томила неизвестность. На западе слышался однотонный, грозный гул, несколько раз большими группами пролетали самолёты, которые шли над нами на восток.

Теперь все знали, что от них нужно прятаться, при появлении их на горизонте оповещали сиреной или окриком „Воздух!“. По этой команде всё замирало, прекращалось всякое движение, люди прятались в укрытия и щели, вырытые после утренней бомбежки.

Часам к одиннадцати появились первые раненые, которые шли самостоятельно с запада небольшими группами: по два или три человека. Их тут же окружали бойцы и забрасывали вопросами.

— Ну как там? Здорово бьют их наши? — спрашивали у очевидцев. Ответы не утешали.

В полдень слушали по радио речь В.М. Молотова, которая внесла ясность. Наше дело правое, враг будет разбит. Победа будет за нами. Эти три фразы крепко запали в душу каждому из нас.

СЕМЬ ДНЕЙ ШОФЕРА НА ВОЙНЕ

….Начинался второй месяц войны. На карте фронтовых событий появилось новое направление — Новгородское. Здесь мужественно держала оборону 28-я отдельная танковая дивизия И.Д. Черняховского. К концу июля она прошла большой путь от государственной границы на Шяуляй и Митаву, Ригу и Мадону, Остров, на псковскую землю. Хоть и шли кровавые бои и черняховцы сдерживали гитлеровцев, но дивизия отступала.

Война — это ведь не только дерзкие налёты на врага, не только поединки мощных орудий на поле под Прохоровкой. Этой бесконечный, казалось, путь по болотам и запутанным лесным дорогам под проливным дождём с тяжёлыми пулемётами, которые несли на себе, с пушками, в которые впрягались, чтобы вытащить их из непролазной грязи. Война — это тяжёлая чёрная работа, это суровые будни.

Во второй половине августа наша 28-я танковая дивизия вела тяжёлые бои за Новгород. В этот день колонну автомашин с боеприпасами в подкрепление воинам вёл командир отделения Афросин к линии фронта. Замыкающую машину „ЗИС-5“, гружёную снарядами, вести пришлось мне.

Мы проехали посёлок Пролетарский, дальнейший путь наш преградила река Мста.

Паромная переправа брала только две машины. Она подвергалась бомбовым ударам и обстрелам самолётов противника.

Передовые шесть машин переправили через реку благополучно. Моя осталась на противоположном берегу, и тут начался налёт авиации. От бомбового удара переправа была сильно повреждена. Получил от осколка повреждение и мой ЗИС — был пробит баллон правого заднего колеса.

В дождливую ночь сапёры починили переправу. К утру я оказался на другом берегу. Но при спуске с парома было повреждено задетое осколком колесо.

На берегу мне устранить неисправность не удалось. Была сорвана резьба гаек, поэтому работа не поддалась моим усилиям.

До фронта оставалось четыре-пять километров. Вроде бы и недалеко. Решил ехать. Мой груз артиллеристы очень ждали, разгрузили машину, и я отправился обратно.

А колонна машин моих однополчан, ещё вечером прошлого дня, пошла в обратный путь другой просёлочной дорогой. Так я остался без техпомощи и провиантов.

Уже в десяти километрах от фронта в глубокой дорожной луже машина забуксовала. Спасибо, к вечеру помогли пограничники.

В погранотряде оказался мой товарищ юности Михаил Найдёнов — он был лейтенантом медслужбы. Там и была отремонтирована моя машина. На четвёртый день провели технический уход, и на пятый день с начальством погранотряда выехали в штаб армии.

В комендатуре прифронтового посёлка мне был дан приказ: вывезти 12 тонн зерна из глубинки к узкоколейке партизанам, группы которых формировались для отправки в тыл врага.

Вечером шестого дня с партизаном мы везли последнюю 4-ю машину зерна и попали под массированный бомбовый удар с воздуха. Более 50 самолётов в течение 20 минут бомбили прифронтовые коммуникации — дороги, мосты, переправы и другие военные объекты. Очень пострадал посёлок.

На обочине дороги под берёзой поставили нагруженную зерном машину, а сами укрылись в подвале. Считали машину разбитой.

Отбомбились самолёты. Мы подбежали к машине, она оказалась невредимой. В 10 метрах лежала бомба с оторванным оперением, а сзади машины в 100 метрах загорался дом. Нам просто-напросто повезло.

По другой дороге мы благополучно доехали. Привезли хлеб. После выполнения задания комендант посёлка помог мне заправить машину и указал на карте город, Валдай, куда переехала наша часть.

На седьмой день я прибыл в свой батальон.

Однополчане радостно меня встретили — они считали меня погибшим при первой бомбёжке у переправы. А в штабе написали уже похоронку — пропал без вести. Правда, она не была отослана. Зато ещё одна похоронка всё же не минует наш дом.

А впереди меня ждало новое задание: срочно везти боеприпасы по новому направлению. О дальнейших днях я скажу кратко: наша дивизия на рубеже реки Малый Волховец у Новгорода остановила врага и помешала дальнейшему продвижению противника.

МЕДАЛЬ ЗА ГОРОД ЛЕНИНГРАД

В армию меня призвали в 1939 году. Вначале служил в Белоруссии, в городе Борисове, но потом был отправлен в Оршу. Тогда уже шла война с белофиннами, и потому красноармейцев после принятия присяги ускоренно готовили к сражениям.

Я уже имел гражданскую специальность фельдшера и даже поработал в Каменском районе Тамбовской области, а в армии меня обязали освоить совсем другое дело.

Разделили нас по группам. Бывших учителей, зоотехников, агрономов, людей других гражданских специальностей направили на краткосрочные курсы. Я попал в группу, где учили, водить автомобиль ЗИС-5.

Приходилось нелегко, да и шоферами мы настоящими стали лишь „намотав“ тысячи вёрст по избитым, непроезжим фронтовым дорогам…

Не успев освоить азы шоферского дела, курсанты, вдруг были подняты по тревоге. Выдали нам сухой паёк, тёплую одежду и в путь на финский фронт. Было это 14 марта, а бои там уже закончились.

Позднее часть, в которой я служил, всё-таки будет держать оборону на границе с Финляндией, освободит вместе с другими частями Выборг. И, главное будет участвовать в прорыве блокады Ленинграда.

Я находился уже в 241 стрелковой дивизии, а машина моя была передана в медсанбат.

В это время немцы, захватив Новгород, рвались к Валдаю, к Волхову, чтобы окружить Ленинград двойным кольцом. Попытки с нашей стороны вести активные наступательные действия были неудачны. Я служил в 596 полевом госпитале 2 ударной армии.

Раненых в госпиталь поступало много. Медиков не хватало, и тут начальство узнало, что шофер Мячин-фельдшер. Меня сняли с машины и отправили лечить бойцов. Потом отобрали из кадровых военнослужащих призыва довоенной поры небольшую группу и отправили на прорыв блокады в 47-ю гвардейскую пушечно-артиллерийскую бригаду. Хорошо помню третью батарею третьего дивизиона 152- миллиметровых пушек. Бригада была награждена орденом Ленина за немалый вклад в ликвидацию окружения города на Неве.

Пришлось здесь мне быть не только санитаром, оказывать первую помощь раненым, но и мины обезвреживать противопехотные и противотанковые…

И даже после 27 января 1944 года, когда блокада была снята, шли бои. Горжусь тем, что имею медаль „За оборону Ленинграда“ и ещё одну — в честь 250-летия города на Неве.

„КОМСОМОЛКА“ ПОМОГЛА НАЙТИ ОДНОПОЛЧАН


В ноября 1982 года была сделана эта фотография на которой Михаил Тихонович Мячин и приехавший в Доброе Александр Евменович Горбатин.

Прошло много лет после войны, однако я ничего не забыл. И то каким был рассвет 22 июня, и то, как в шесть часов утра мы похоронили первого солдата — регулировщика нашей части, как я был шофёром, как под Новгородом, не прекращая яростных контратак, танкисты отходили перед многократно превосходящими силами врага, нередко сражаясь в пешем строю. И как мы вышли за реку Малый Волховец и стояли насмерть, заслонив собой дорогу на Москву, и уже больше не отступили ни на шаг.

После боёв за Новгород всем оставшимся в живых стали известны имена героев нашей дивизии. Это майор Попов, направивший свой горящий танк на батарею врага. Разведчик Чижик уничтожил часовых парашютистов, охранявших мост на нашем пути. Младший политрук Панкратов своим телом закрыл пулеметную точку.

В октябре 1941 года я был откомандирован в другую часть и потерял связь с однополчанами. Но постоянно вспоминал свою 28-ю дивизию, и передо мной, как в калейдоскопе, проплывали лица моих боевых друзей.

После войны я искал товарищей. Встретил Николая Зиновьева, который служил у нас бензозаправщиком, а вернувшись с фронта, стал водителем в  добровском лесхозе.

Но я не знал, что наша 28-ая танковая была преобразована в 241-ю стрелковую дивизию и что однополчане этих дивизий уже дважды встречались.

И вот 18 января 1981 года я беру в руки свежий номер „Комсомольской правды“ и вижу заголовок одной из заметок „Бросок в бессмертие“.

Ветеран бывшей 28 танковой дивизии, майор в отставке журналист Н. Коканин пишет о младшем политруке Александре Панкратове, героически погибшем при обороне Новгорода.

Это же мой однополчанин!

Я долго думал. Вспомнил, как в 1973 году мне удалось побывать в Вильнюсе, где похоронен мой комдив, дважды Герой Советского Союза, командующий 3-м Белорусским фронтом Иван Данилович Черняховский. На его могилу я привёз горсть земли из героической крепости Брест, возложил цветы.

И после этого я, наконец, сел за письмо Коканину.

„Вот уже 20 дней прошло, как я живу под впечатлением Вашей статьи… После того как прочёл, сказал себе: как нас ни крутило, ни ломало, но на свете всё-таки мы есть, — писал я. — Всю свою послевоенную жизнь я сохранял память о солдатах и офицерах по 28 танковой дивизии. Вспоминаю их по кадровой службе в городах Борисове и Риге и по военным дорогам от местечка Груджай, что за городом Шауляй, до Новгорода. После войны я усиленно искал своих однополчан, связался со следопытами из Вильнюса, был на могиле комдива Черняховского. Мне удалось разыскать двоих товарищей, но их теперь нет — они ушли из жизни.

Интересны были встречи с однополчанами. Мы вспоминали свою далёкую трудную молодость и Северо-Западный фронт. Мы становились бодрее, у нас прибавлялась внутренняя энергия и сила“.

И вот получаю ответ. Николай Иванович Коканин сообщает мне, что из редакции „Комсомольской правды“ ему переслали моё письмо. „Очень рад, что нашёлся ещё один черняховец. Как говорится, в нашем полку прибыло — одним ветераном больше. Материал о Панкратове я собирал с 1974 года. Помогли мне ребята из Новгорода, Вологды, ветераны 28-й танковой дивизии. Черняховского лично знал и беседовал с ним“.

Сообщил мне также Николай Иванович о том, что  собирает материал для книги о дивизии, и просил оказать помощь в этом.

Я благодарен Николаю Ивановичу Коканину за многое. Он помог мне узнать о жизни однополчан и сообщил их адреса, а также адрес Совета ветеранов 28-й танковой и 241-ой стрелковой дивизий.

Оказалось, что в Калуге живёт мой командир отделения по кадровой службе Александр Евменович Горбатин. С ним у нас установилась тёплая переписка, а Совет ветеранов прислал мне приглашение на встречу, И, конечно же мы встретимся и вспомним многое.

Мы ничего не должны забывать. Мы обязаны помнить всё, потому что наша память — это частица одной общей памяти во имя нашего общего мира.

Михаил МЯЧИН.

 

 

 

В Липецкой области продолжается Всероссийский исторический проект «Лица Победы». Он направлен на сохранение памяти о тех, кто внёс свой вклад в Победу. В каждой семье хранят память о своих родственниках и близких, которые воевали на фронте или работали в тылу. Их лица и имена станут достоянием сегодняшних и будущих поколений. Присоединиться к Проекту «Лица Победы» […]

Липецк присоединился к всероссийской акции «Цветы памяти».  Она приурочена к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне и окончанию Второй мировой войны, которая завершилась  3 сентября 1945года, когда был подписан акт о капитуляции милитаристской Японии. Глава региона Игорь Артамонов вместе с мэром Липецка и другими представителями власти возложили цветы к мемориалу памяти на площади Героев. Память павших во время […]

В Год памяти и славы акция «Уроки Второй мировой» прошла по всей стране как напоминание о вкладе советского народа в победное завершение Второй мировой войны. В школах и вузах «Уроки Второй мировой» прошли в интерактивной форме в виде открытых учебных занятий и публичных дискуссий и привлекли внимание молодёжи к важным событиям войны и её урокам […]

Для всех школьников 1 сентября 2020 года в 11:00 Министерство просвещения Российской Федерации проводит Всероссийский открытый урок «Помнить — значит знать», посвященный 75-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов. Трансляция открытого урока будет проводиться на официальной странице Министерства просвещения Российской Федерации в социальной сети «ВКонтакте» https://vk.com/minprosvet.

Творческое состязание запустили московский Музей Победы и Российское военно-историческое общество. Участникам предлагается изучить, вспомнить подвиги собак во время Великой Отечественной войны и нарисовать четвероногого героя или изобразить пса-героя таким, каким они его себе представляют, добавив к рисунку краткое описание. Рисунки могут быть выполнены в следующих техниках: масло, акварель, гуашь, акрил, пастель, карандаш и т.д. К участию в конкурсе […]

В центре мемориала павшим землякам в селе Замартынье Добровского района стоят два бюста Героев Советского Союза — Тимофея Ланских и Михаила Кабанова. Так сложилось, что долгое время замартынцы считали, что в их селе родился один Герой — Тимофей Иванович Ланских. Отважный капитан Тимофей появился на свет в 1909 году в Замартынье в бедной крестьянской семье. […]

Все новости рубрики Великой Победе — 75!